ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК:

СЕРГЕЕВ ИГОРЬ СТАНИСЛАВОВИЧ, д.п.н., ведущий научный сотрудник ФИРО РАНХиГС 

«На что нам ориентировать детей: на профессии из ТОП-50 или на профессии из Атласа профессий будущего?»
Типичный вопрос практиков региональной профориентации

Аннотация

В 2019 г. Научно-исследовательским центром профессионального образования и систем квалификаций ФИРО РАНХиГС проведено мониторинговое исследование сформированности региональных моделей профессиональной ориентации и качества профориентационной работы. Определены две проблемные зоны профориентационной работы с детьми и молодёжью. Во-первых, избыточная насыщенность профориентационной среды сочетается с её неупорядоченностью. Во-вторых, существующие региональные модели профориентации нацелены на подготовку школьников к выбору профессий сегодняшнего, а то и вчерашнего дня, ориентируясь на имеющиеся данные о востребованных профессиях в экономике региона.

Ключевые слова: профессиональная ориентация, профессиональное самоопределение, профессии будущего, универсальные компетенции (soft skills), профессиональные пробы, социальное партнёрство

Актуальность профориентационной работы со школьниками, осознанная всеми субъектами, заинтересованными в этой работе (государство, экономика, образование, обучающиеся и их родители), подтверждённая неоднократными заявлениями первых лиц государства и отмеченная в документах стратегического развития вряд ли требует дополнительного обоснования. Задачи инновационного развития российской экономики, технологической модернизации производства и сферы услуг требуют нового разворота в профориентационной науке и практике. Важные вопросы: в какой степени этот разворот уже состоялся, готовы ли к нему региональные системы профессиональной ориентации? В 2018 г. Центром профессионального образования было проведено исследование актуальных характеристик региональных систем профориентации. В результате были выявлены:

  1. большая неоднородность в развитии региональных систем организации профориентационной работы как в количественном отношении, так и в качественном;
  2. отсутствие прямой связи между включением задач развития систем профессиональной ориентации в региональные программы развития образования и реальным развитием этих систем;
  3. наличие прямой зависимости между развитием в регионе механизмов государственно-частного партнёрства образования и бизнеса в решении профориентационных задач и качеством профориентационной работы со школьниками [4].

Эта информация была получена на основе данных из открытых источников. Для её уточнения в начале 2019 г. было проведено новое исследование, включавшее анкетирование специалистов, участвующих в профориентационной работе со школьниками в качестве организаторов и непосредственных участников. Его задачи:

  1. определение степени сформированности различных элементов региональных моделей профориентационной работы со школьниками, относительно заданного инварианта , с выявлением основных дефицитов;
  2. изучение качества профориентационной работы со школьниками в субъектах федерации и выявление проблемных зон.

Рамками исследования было охвачено 329 профессиональных образовательных организаций и 11 организаций дополнительного образования (институтов развития образования) из 51 субъекта Российской Федерации. При этом были охвачены три различные категории субъектов федерации:

  1. регионы, включённые в экспериментальную работу ФИРО РАНХиГС, а также Российской академии образования по организации региональных моделей профессиональной ориентации обучающихся;
  2. регионы, в которых, согласно открытым данным, сформированы и функционируют региональные модели профориентационной работы со школьниками;
  3. регионы, о которых нет достоверной информации по сформированности и качеству региональных моделей организации профориентационной работы со школьниками.

Анализ результатов, полученных по направлению «степень сформированности региональных моделей профессиональной ориентации» показал, что существует группа регионов-лидеров, в которых степень сформированности систем профориентационной работы со школьниками можно оценить как высокую. В числе регионов-лидеров, например, Республика Башкортостан, Иркутская, Кемеровская, Самарская, Свердловская и Ярославская области. За пределами этой группы ситуация не столь радужная. Так, в большинстве регионов отсутствует единый координационный центр профориентационной работы, в силу чего оказывается невозможным осуществление единого регионального мониторинга. Там, где какие-то исследования результативности профориентационной работы проводятся, соответствующую информацию, как правило, невозможно найти в открытом доступе.

В целом, во многих регионах созданы и успешно работают ресурсные центры профориентации, проводятся конкурсы профессионального мастерства для школьников, реализуются профильные программы повышения квалификации, существуют пакеты методик и методических рекомендаций, разработанные на местных материалах. И даже со штатными единицами, отвечающими за профориентационную работу и сопровождение профессионального самоопределения, всё не так плохо, как ожидалось. Наиболее острый дефицит (не исключая и регионы-лидеры) – научное обеспечение профориентационной работы. Респонденты отмечают отсутствие или крайне невысокий уровень научно-методической работы на местах. При этом практически все указывают на дефицит новых идей, подходов, технологий, методического обеспечения со стороны федеральных научно-образовательных структур. Потребность практиков в новых механизмах, инструментах, методиках профориентации высока, но она оказывается не удовлетворённой.

Таким образом, наличие и функционирование региональной системы ещё не свидетельствует о качестве этого функционирования. Качество профориентационной работы со школьниками в регионах-лидерах находится, в целом, на уровне не выше среднего. Это же подтверждается данными различных социологических исследований [11].

Итак, следует более пристально взглянуть на результаты, полученные по второму направлению исследования – «качество профориентационной работы со школьниками». На рис. 1 представлен обобщённый по всем регионам критериальный срез. Обозначены суммарные экспертные баллы по каждому из заданных критериев оценки качества, набранные по сумме показателей. По этому признаку можно разделить девять критериев на четыре различных группы.

Рис. 1. Качество профориентационной работы со школьниками по результатам исследования 2019 г.: критериальный срез 

 

Первая группа критериев: качество на достаточном уровне.

Кластерный характер – включённость профориентационной работы со школьниками в систему работы территориально-отраслевых профессионально-образовательных кластеров. Кластер – организационная форма, создаваемая предприятиями-работодателями и образовательными организациями для совместного использования научного, образовательного, производственного, инфраструктурного, кадрового потенциала, привлечения административного ресурса для управления качеством образования, достижения сбалансированности «спроса и предложения» в подготовке кадров [5]. Именно кластерный характер региональных моделей профориентационной работы со школьниками определяет все остальные особенности этих моделей. Если коротко, то профориентация – там, где она представлена в реальной, а не фиктивной форме – нацелена на удовлетворение актуальных кадровых потребностей региональной экономики. То есть, выстроена именно в той форме, в которой ей и надлежало быть в соответствии с профессионально-образовательными приоритетами середины и второй половины «нулевых» годов, когда федеральная власть впервые после долгого перерыва обратила внимание на профориентационные инструменты кадровой политики.

Всё это хорошо объяснимо. Рынок труда имеет в России отчётливый региональный оттенок; межрегиональная мобильность довольно невелика. Более того, в ряде случаев она выступает отрицательным фактором. Во многих регионах важной задачей является сокращение оттока молодёжи в другие субъекты федерации. Профориентация в современной России – прежде всего региональная тема, а ещё чаще – субрегиональная, привязанная к локальным экономическим зонам или муниципальным образованиям. Образовался в регионе дефицит инженерных кадров – начинаем снимать видеоролики о высокой миссии и творческом характере инженерной профессии. Не хватает строителей (агротехников, социальных работников...) – организуем серию информационно-пропагандистских мероприятий соответствующей направленности. Примерно так и работает профориентация (картинка, безусловно, немного упрощена, но суть от этого не меняется). А главное – примерно так она и должна работать, с точки зрения её организаторов (органов исполнительной власти и существующих при них разного рода советов по кадровой политике).

Что здесь не так? Мы поймём это из дальнейшего.

Практикоориентированность предполагает использование деятельностных форм профориентационной работы со школьниками, с их погружением в реальный профессиональный или квазипрофессиональный контекст. Это, прежде всего, профессиональные пробы, в ходе которых подросток проходит своего рода профессиональное испытание, получая возможность «примерить профессию на себя» и оценить «себя в профессии» по принципу «моё» или «не моё». Профессиональные пробы могут быть короткими (например, 10-минутные мини-пробы для шестиклассников) или продолжительными (16-часовые курсы для учащихся 8-11-х классов, включающие теоретическое знакомство с профессией и выполнение практических заданий на различных уровнях сложности). Одиночными (это не очень хорошо, поскольку в этом случае профориентация школьника рискует ограничиться его знакомством с одной случайной профессией) и многократными, реализуемыми в форме цикла.

Хороший результат по критерию «практикоориентированность» показывает, что многие российские регионы освоили, в той или иной форме, технологию организации профессиональных проб для школьников. И это благой знак. Практикоориентированность выводит школьную профориентацию из «кабинетно-диагностического» пространства на площадки колледжей, вузов, предприятий-работодателей.

Другие формы практикоориентированной профориентации – профессиональные экспедиции, комплексные профориентационные проекты и т.д. – пока ещё не получили такого распространения, как профессиональные пробы. К числу практикоориентированных форм относится также и профессиональное обучение школьников, которое в последние годы получило в ряде регионов «второе дыхание» (проекты «Профессиональное обучение без границ» в Москве, «Путевка в жизнь школьникам Подмосковья — получение профессии вместе с аттестатом» в Московской области, «МастерОК» в Республике Башкортостан). Организованное должным образом, профессиональное обучение школьников способно сыграть определённую позитивную роль в профориентационном процессе. Вопрос в том, что означает – «организованное должным образом». Многие сейчас упоминают с долей ностальгии учебно-производственные комбинаты советского периода, но мало кто вспоминает, что педагогическая и социально-экономическая эффективность этой работы была близка к нулю – полученные в школе рабочие профессии никто из старшеклассников потом не выбирал. Впрочем, это тема для отдельного разговора...

Продолжительность – критерий, характеризующий наличие в региональной системе профориентации школьников, помимо разовых или периодических мероприятий, более или менее продолжительных программ. Мониторинг не предусматривал выявления и дифференциации таких программ по адресной категории, направленности, продолжительности, практикоориентированности и т.д. Респонденты отмечали лишь факт наличия таких программ. И здесь налицо ещё один благоприятный знак: понимание того, что нельзя подготовить растущего человека к профессионально-образовательному самоопределению исключительно на основе «событийной педагогики». Например, один-два раза в год приводя его в качестве зрителя на финалы конкурсов профессионального мастерства «Молодые профессионалы (Ворлдскиллс Россия)» (о необыкновенном профориентационном значении которых нам ещё недавно твердили их организаторы). Необходимы ещё и продолжительные программы, обеспечивающие решение других задач – системное профессиональное информирование, профессионально-образовательную навигация, обучение навыкам самоопределения, построение личного профессионального плана.

Вторая группа критериев: качество прослеживается.

Социальное партнёрство – наличие механизмов, обеспечивающих взаимодействие всех субъектов, заинтересованных в результатах профориентационной работы: ведущих предприятий-работодателей и работодательских ассоциаций, предприятий социальной сферы, силовых структур, служб занятости, родительских объединений, детских и молодёжных организаций. Центральный партнёр системы образования в профориентационной работе – предприятия-работодатели, испытывающие потребности в кадрах. С этой точки зрения, социальное партнёрство представляет собой инструмент, который позволяет реализовать на практике кластерный характер профориентационной работы в регионе.

Если по критерию «кластерный характер» мы имеем более высокий балл, чем по критерию «социальное партнёрство», это говорит о том, что благие намерения не обеспечены должным набором средств. Именно на эту ситуацию указывают результаты мониторинга. Главная проблемная зона – дефициты во взаимодействии с региональными и ассоциациями предприятий малого и среднего бизнеса. И это – очень большая проблема. Потому что многие колледжи готовят квалифицированные кадры не только и не столько для крупных компаний, градообразующих предприятий или госкорпораций, а именно для малого и среднего бизнеса. Это всякого рода специалисты сферы обслуживания, строители, работники сельского хозяйства, автомеханики и т.д. Крупные предприятия имеют свои кадровые службы и часто реализуют собственные корпоративные модели профориентации; в любом случае, они способны сформировать свой образовательный заказ и предъявить его системе образования. Небольшие предприятия, как правило, сделать это сами не могут. Необходимо участие ассоциаций малого и среднего бизнеса, таких как «Деловая Россия» или «ОПОРА России». Но, как известно, у малого бизнеса в нашей стране большие проблемы. Часто им просто не до профориентации.

В целом, достаточно хорошие результаты мониторинга по критерию «социальное партнёрство» показывают, что на местах постепенно формируется понимание той простой истины, что в нашем мире профессиональный выбор человека становится предметом своего рода социального договора всех заинтересованных сторон, а значит – никакая профориентация невозможна вне социального партнёрства, какие бы сложности не возникали при его организации. Важно, чтобы это партнёрство не оставалось только межинституциональным, а охватывало и уровень взаимодействия конкретных людей, принимая форму профориентационного нетворкинга в треугольнике РРР («ребёнок – родитель – работодатель») [9].

Сетевое сотрудничество – ещё один важный механизм современной профориентации, предполагающий взаимодействие образовательных организаций различного типа в работе со школьниками: школа – вуз, школа – колледж, школа – организация дополнительного образования детей и т.д. Во многих регионах уже созрело понимание того, что любая профориентационная программа, по сути, должна быть сетевой. Профильное обучение в старшей школе не может быть качественным без участия кадровых, аудиторно-лабораторных и учебно-производственных ресурсов вуза. Цикл профессиональных проб не может быть реализован иначе, как в образовательной сети, в которую включены школы и колледжи территории [8]. Возникающие при этом нормативно-правовые, финансово-экономические и организационно-методические проблемы, как показывает практика, вполне преодолимы. Главный вопрос – в реальном желании всех потенциальных участников сети включиться в процесс взаимодействия.

Мониторинг показал, что в процессе решения профориентационных задач наиболее активно включены в сетевое взаимодействие школы, профессиональные образовательные организации и вузы. Проблемные места – организации дополнительного образования детей и особенно детские сады, многие из которых, по-видимому, склонны занимать автономную позицию в профориентационном пространстве.

Организации дополнительного образования детей – традиционно (ещё с советских времён, когда они назывались «внешкольными учреждениями») были и остаются одним из наиболее результативных институтов ранней профориентации. В последнее время они осваивают новые, прорывные технологии, формы и методы работы (это федеральные сети «Кванториумов», «Сириусов», кружкового движения НТИ и т.п.). Дефицит взаимодействия между федеральными сетями «новой» профориентации и региональными системами профориентационной работы со школьниками, опирающимися на традиционные подходы и традиционное содержание – это тревожный звонок.

Что касается детских садов, то их важнейшая роль в профориентационном процессе очевидна: именно в дошкольном возрасте закладываются ценностно-мотивационные и информационно-содержательные основы профессионального самоопределения. Многое зависит от того, насколько детский сад сумеет настроить свою работу на будущие запросы школы, колледжа, вуза. Решение этой задачи невозможно без организации сетевого взаимодействия, иначе преемственность не обеспечить.

Непрерывность – целевая характеристика программ профориентационной работы, значимость которой определяется непрерывностью процесса профессионального самоопределения растущего человека. Негоже, если этого человека, как будто теннисный мячик, перебрасывают друг другу разные организации (и даже разные подразделения в рамках одной организации), каждая из которых занимается с ним «профориентацией» на свой лад, без учёта того, что уже сделали и будут делать другие. Мониторинг показал, что непрерывность профориентационной работы, в той или иной степени, обеспечивается там, где есть сетевое сотрудничество, то есть в зоне «школа – колледж – вуз». Проблемные места находятся за пределами этой зоны. Это, во-первых, сопровождение профессионального самоопределения и профессиональной адаптации выпускников колледжей и вузов – молодых рабочих и специалистов – и, во-вторых, всё те же детские сады.

В одном из регионов автору пришлось наблюдать, как на конференции выступали, друг за другом, представители детских садов и школ, представляя практику своей работы. И оказалось, что профориентация старших дошкольников и профориентация младших школьников ничем не различается – ни задачами, ни содержанием, ни методами работы. Никакого развития, никакой преемственности – просто «повторение пройденного». А там, где не обеспечено развитие, всегда начинается деградация.

Шесть рассмотренных критериев рисуют нам определённый сюжет профориентационной работы со школьниками, нацеленной на нужды региональной экономики и отвечающей, в той или иной степени, принципам непрерывности, социального партнёрства и практикоориентированности. Три эти принципа были обозначены как базовые в «Концепции сопровождения профессионального самоопределения обучающихся в условиях непрерывности образования», разработанной коллективом Центра профессионального образования ФИРО (ныне ФИРО РАНХиГС) в 2015 г. [6]

Достаточно ли этого? В период разработки и «доводки» Концепции (2012-2015 гг.) казалось, что достаточно. Усилия были направлены на то, чтобы, во-первых, создать модель профориентационной работы со школьника, работоспособную в условиях рыночной экономики, которую можно было бы использовать в регионах, где не было никакой профориентации (кроме «каких-то анкетирований», с трудом вспоминающихся потом выпускникам школ). Во-вторых, нужно было сгладить односторонность существующих в иных регионах профориентационных услуг – разнообразных, но бессистемных; психологически обеспеченных, но не связанных с кадровой политикой региона. Эти проблемы, как показал мониторинг, были в какой-то степени разрешены, но обозначились новые проблемы. Об этом говорят результаты мониторинга, полученные при анализе региональных систем профориентации школьников по трём оставшимся критериям.

Третья группа критериев: качество в дефиците.

Личностная ориентированность – приоритетная нацеленность профориентационной работы на интересы человека, его личностного и профессионального развития, становление его субъектной позиции в процессе самоопределения. В классических определениях профессиональной ориентации в качестве её цели декларируется достижение баланса между человеком и экономикой, «с учётом индивидуальных интересов каждой личности и потребностей рынка труда» [7, с. 210]. Однако практика отчётливо показывает, что такой баланс в полной мере недостижим.

Противоречие между интересами человека, выбирающего профессиональный (а порой и внепрофессиональный) путь, и экономикой, нуждающейся в кадрах определённой квалификации, можно смело назвать «проклятым вопросом профориентации». В современной России существуют несколько контуров профориентации, каждый из которых отвечает на этот вопрос по-разному. Сформировавшийся в 90-е гг. первый контур, основанный на услугах, оказываемых обучающимся и их родителям психологами-профконсультантами, имеет выраженный крен в сторону интересов личности. Новый, выстроенный уже в 2010-е гг. контур, деятельность которого обеспечивается активным участием профессионального образования и работодателей, имеет обратный крен в сторону интересов экономики, что и показал мониторинг.

Чётко обозначились три слабых места. Первое – недостаточная личностно-развивающая направленность практикоориентированных программ профориентационной работы («занимаемся профессиональным обучением школьников, вместо того чтобы формировать профориентационно значимые soft skills»). Второе – личностно значимые результаты (готовность учащихся и выпускников школы к профессиональному самоопределению) не является предметом мониторинга результативности профориетационной работы ни на региональном, ни на локальном уровне. Об этих результатах мы изредка узнаём только из редких исследований, проводимых диссертантами или отдельными педагогами-энтузиастами. Можно спорить о разных традициях использования данных для принятия управленческих решений, но полное отсутствие данных никогда не приводило к повышению эффективности.

Наконец, третье слабое место – это отсутствие программ работы с родителями школьников, вписанных в систему профориентационной работы. Автор статьи убеждён в том, что пока родительское давление, явное или скрытое, является доминирующим фактором в профессионально-образовательном самоопределении подростка, а сознание родителей отягощено множеством предрассудков, мифов и стереотипов, – любая профориентационная работа со школьниками в принципе бессмысленна. Но проблема не в том, что мы этого не понимаем, а в том, что выстроить полноценные партнёрские отношения с родителями в процессе профориентационной работы с подростками – задача чрезвычайной сложности. Интересующихся этой проблемой адресую к другой статье [10].

Дифференцированный подход в профессиональной ориентации, в общем случае, предполагает учет «вариативных региональных ситуаций, различных жизненных стратегий семей, ... многомерности самого процесса профессионального самоопределения» [3]. В рамках мониторинга реализация дифференцированного подхода в региональных системах профориентации оценивалась более узко, как наличие работы с особыми категориями обучающихся (дети-сироты, лица с ОВЗ, одарённые дети, дети мигрантов). Наиболее проблемными группами оказались дети с ОВЗ и особенно дети мигрантов. По всей видимости, к решению последней проблемы никто ещё не подступался: автору статьи не известны ни посвящённые ей публикации, ни соответствующие практики. Мониторинг лишь подтвердил это представление.

Четвёртая группа критериев: качества нет.

В этой группе оказался единственный критерий, получивший предельно низкие оценки практически во всех регионах, охваченных исследованием. Этот критерий – перспективность, т.е. нацеленность профориентационной работы, проводимой в регионах со школьниками, на их подготовку к профессиональному самоопределению в условиях завтрашнего дня.

Именно в этом автору видится главная проблема привычных нам моделей профориентационной работы. Содержание профессионально-информирующих и практикоориентированных профориентационных программ, реализуемых в регионах со школьниками, как уже отмечалось, заострено на актуальные потребности региональных экономик, на подготовку к выбору одной из востребованных профессий «сегодняшнего» (а в глобальных масштабах – «вчерашнего») дня. Но это содержание крайне слабо связано с подготовкой детей и подростков к профессиональному самоопределению в мире будущего, с их опережающим погружением в мир новых профессий и перспективных компетенций, с подготовкой кадров для передовых, цифровых технологий.

В этих условиях процесс педагогического сопровождения профессионального самоопределения школьников частично замещается процессом сопровождения их профессиональной идентификации с востребованными профессиями (в отсутствии готовности к самоопределению). В результате обостряются риски:

  1. неподготовленности выпускников образовательных организаций к профессионально-образовательному самоопределению, профессионально-образовательной мобильности;
  2. неготовности региональных экономик к инновационному развитию в силу недостаточной ориентированности кадров на работу с передовыми технологиями на основе новых и перспективных компетенций;
  3. вытеснения региональных профориентационных практик (в том числе эффективных), включённых в региональную кадровую политику, федеральными проектами, обладающие высокой перспективной направленностью, но недостаточно ориентированными на учёт актуальных потребностей региональной экономики (о них далее).

На общем фоне существуют и несколько исключений. В частности, коллективом ярославского Центра профессиональной ориентации и психологической поддержки «Ресурс» в 2017-2018 гг. разработана программа учебного курса для школьников «Школа профессий будущего» [13].

Выраженный дефицит перспективной направленности профориентационной работы в регионах имеет парадоксальный характер, поскольку на протяжении последних пяти лет в России активно развиваются федеральные профориентационно значимые практики, основой содержания которых выступают профессии будущего, передовые технологии и перспективные soft skills. А именно:

  1. кружковое движение НТИ – Национальной технологической инициативы;
  2. конкурсы профессионального мастерства для школьников WordSkills – Юниоры;
  3. формирующаяся сеть региональных Кванториумов – детских технопарков и Сириусов – образовательных центров для одарённых детей;
  4. методический комплекс профориентационных игр и материалов «Мир профессий будущего», обеспечивающий профориентационную работу со школьниками на основе «Атласа новых профессий» (проект АСИ и Школы «Сколково», ведущий разработчик Д.А.Судаков) и др.

Таким образом, в большинстве субъектов Российской Федерации складываются три слабо связанных друг с другом контура профориентационной работы со школьниками:

  1. контур профориентационных услуг (профессиональная диагностика, профессиональное консультирование), оказываемых различными государственными и негосударственными организациями, а также частными профконсультантами;
  2. внутрирегиональный контур, ориентированный на обеспечение актуальных кадровых потребностей местных работодателей (координацию работы в рамках данного контура осуществляют организации и организационные подразделения, подчиненные региональным ведомствам образования, реже – труда и занятости молодёжи и/или молодёжной политики);
  3. общероссийский контур, ориентированный на профориентационное продвижение новых профессий, передовых технологий компетенций будущего (инфраструктурную поддержку осуществляют провайдеры федеральных проектов и организаторов – Агентства стратегических инициатив, Школы «Сколково», Национальной технологической инициативы, Союза «Молодые профессионалы (Ворлдскиллс Россия)»). Для большинства обычных школьников подобный опыт недоступен. Несмотря на то, что есть готовые инструменты для их знакомства с миром профессий будущего – нет педагогов, готовых систематически использовать эти инструменты.

В этой сложно устроенной и в значительной степени конкурентной среде с 2018 г. формируется и четвёртый контур – федеральный профориентационный проект «Билет в будущее». Так, задача организации многосторонней государственной координации профориентационной работы на федеральном и региональном уровнях становится ещё более актуальной. В противном случае региональная среда профессионального самоопределения всё больше приобретает образ «замусоренного океана», в котором очень затруднительно выбрать какое-либо определённое направление, зато вполне реально утонуть. Говоря на языке научной терминологии, такая среда отличается высокой насыщенностью, в сочетании с низкой упорядоченностью. Школьники и их родители плохо ориентируются, «тонут» в океане имеющихся возможностей. Ни в одном из регионов, охваченных исследованием, нет единой системы информирования о профориентационных услугах, программах и практиках. Существующие профинформационные порталы и сайты принадлежат разным ведомствам и организациям, появились в результате множества не связанных друг с другом проектов и продолжают плодиться, тем самым лишь усиливая дезориентацию. При этом практически отсутствует институт навигации, облегчающий выбор школьником, студентом доступных программ дополнительного образования и информальных практик в соответствии с индивидуальными интересами.

В результате во многих регионах, особенно в крупных городах, богатый профориентационный потенциал остаётся невостребованным, а выпускники школы не имеют никаких профессионально-образовательных планов, специальность или направление подготовки они выбрали, чаще всего, стихийно, ориентируясь на пример или подсказку близких людей или на собственные представления о «престижности» профессии. Одним словом – обширные региональные комплексы профориентационных мероприятий, получившие существенное развитие на протяжении последнего десятилетия, по-прежнему не дают заметного эффекта. Достаточно сравнить несколько цифр:

  1. В 1988 г., по данным существовавшего тогда Московского городского Центра профессиональной ориентации, «25-40% учащихся оканчивали школу, не сделав профессиональный выбор. В некоторых высших учебных заведениях лишь 25-30% студентов считали свой выбор правильным. В профессионально-технических училищах и средних специальных учебных заведениях этот показатель был ещё ниже» [1].
  2. Проведённое в «нулевые» годы исследование ИСМО РАО показало, что «около 50 % старшеклассников не соотносят выбор профессии со своими реальными возможностями; ... 67 % не имеют представления о сущности выбранной профессии» [12].
  3. Исследование, проведённое в конце 2018 г. в рамках реализации проекта «Билет в будущее» показало, что около 70% школьников 6-11 классов при выборе профессии демонстрируют неосознанную некомпетентность – сочетание низкой готовности к выбору с высокой самооценкой, непониманием необходимости совершать сам выбор и удовлетворённостью своим текущим положением [2].

От первой до последней точки прошло 30 лет. За это время система профориентации была демонтирована, затем воссоздана на новой основе. Планы сформированы, программы выполняются, мероприятия реализуются. Возникает естественный вопрос: каковы конечные результаты этой работы? Возможно, они и есть, но ни на каком уровне не прослеживаются. И это – главный парадокс профессиональной ориентации.

Если приглядеться в целом к результатам исследования, то возникает очень тревожная формула дефицитов: «Недостаток научного сопровождения + отсутствие личностно-ориентированного и дифференцированного подхода + отсутствие работы с родителями + почти нулевая перспективная направленность». Эта формула как бы намекает на близость имеющихся региональных практик к профориентационным моделям даже не 80-90-х, а скорее 60-70-х годов прошлого века.

Мы часто говорим о консервативности общеобразовательной школы, о том, что она по-прежнему воспроизводит содержание и технологии вчерашнего дня. Но если для школы это, может быть, и простительно (такова уж её природа), то для профориентации консервативные подходы недопустимы. Профессиональная ориентация – тот единственный общедоступный инструмент, который призван готовить школьников к реалиям завтрашнего дня.

В Научно-исследовательском центре профессионального образования и систем квалификаций ФИРО РАНХиГС начата работа по подготовке Концепции профессионального самоопределения в условиях постиндустриальной эпохи. В ряде регионов сформированы экспериментальные площадки, на которых апробируются идеи Концепции. Так, в Иркутской области ведётся разработка регионального атласа перспективных компетенций – нового инструмента профориентационной работы, на основе которого будут строиться программы профориентационных экскурсий и проектов, профессиональных проб нового типа.

Разворот российской массовой профориентации в сторону цифровой, постиндустриальной экономики, поиск новых, перспективных моделей и инструментов – единственный способ сделать профориентационную работу эффективной.

Список литературы

  1. Апостолов, О. П. Профессиональная ориентация в России (опыт, проблемы, перспективы) / О. П. Апостолов. – Изд. 1-е. – М.: ИП Татаринов Михаил Васильевич, 2011. – 184 с.
  2. Билет в будущее. Концепция реализации на 2019 год [Электронный ресурс]. Доступ: https://worldskills.ru/final2019/wp-content/uploads/2019/05/Билет-в-будущее-Презентация-на-ФНЧ.pdf (Дата обращения: 15.08.2019).Блинов, В.И.Требование дифференцированного подхода к организационно-педагогическому сопровождению профессионального самоопределения обучающихся [Электронный ресурс] / В.И.Блинов, И. С. Сергеев // Современные проблемы науки и образования. – Пенза, 2014. – № 6; Доступ: http://www.science-education.ru/120-16020 (Дата обращения: 14.08.2019).
  3. Блинов, В.И. Формирование региональных систем профессиональной ориентации школьников в Российской Федерации: опыт системного анализа / В.И. Блинов, З.К. Дулаева, Е.Ю. Есенина, Л.Н. Куртеева, И.С. Сергеев // Профессиональное образование. Столица. – 2018. – № 8. – С. 13-23.
  4. Государственно-частное партнёрство в образовании: сущность, тенденции, социальная ответственность / В.А. Мальгин, А.В. Скоробогатов, Т.В. Крамин и др.; под ред. В.Г. Тимирясова. – Казань: Изд-во «Познание», 2013. – 232 с.
  5. Концепция сопровождения профессионального самоопределения обучающихся в условиях непрерывности образования [Электронный ресурс] / В.И. Блинов, И.С. Сергеев и др. Доступ: http://eduidea.ru/file/document/521 (Дата обращения: 14.08.2019).
  6. Назимов, И.Н. Профессиональная ориентация / И.Н. Назимов // Российская педагогическая энциклопедия : В 2 тт. / Гл. ред. В.В. Давыдов. – М.: Большая Российская энциклопедия, 1998. – Т. 2. – С. 210-211.
  7. Положение об организации и проведении профессиональных проб в сетевом взаимодействии : Приказ Департамента образования Вологодской области от 22.09.14 № 2152 [Электронный ресурс] / Вологодская область. Доступ: https://studylib.ru/doc/802329/regional._noe-polozhenie-ob-organizacii-i-provedenii (Дата обращения: 14.08.2019).
  8. Сергеев, И.С. Нетворкинг в системе профессиональной ориентации / И.С. Сергеев // Платформа-навигатор: развитие карьеры. – 2018. – № 1 (3). – С. 12-19.
  9. Сергеев, И.С. Подготовка к выбору профессии: провокация или манипуляция? / И.С. Сергеев // Образовательная политика. – 2019. – № 1-2 (77-78). – С. 88-95.
  10. Ходыкин, А.В. Система профориентации российских школьников в ракурсе социологического исследования (на примере эмпирического исследования школ города Самара) / А.В. Ходыкин, Н.В. Авдошина // Вопросы студенческой науки. – 2018. – № 11 (27). – С. 198-213.
  11. Чистякова, С. Н. Отечественная профессиональная ориентация: перспективы развития [Электронный ресурс] / С.Н. Чистякова, Н.Ф. Родичев. Доступ: http://federalbook.ru/files/FSO/soderganie/Tom%208/V/Chistyakova.pdf (Дата обращения: 15.08.2019).
  12. Школа профессий будущего. Образовательная (просветительская) психолого-педагогическая программа / Г.А. Белая, О.П. Белякова, Ю.Ю. Валисаава и др. Доступ: http://программы.педагогпсихолог.рф/progr2018/Белая%20Галина%20Анатольевна%20Белякова%20Ольга%20Павловна.pdf (дата обращения: 13.04.2019).

1.Инвариантная модель профориентационной работы со школьниками в субъекте федерации включает следующие элементы: нормативно-правовое обеспечение, финансовое обеспечение, инфраструктура, научное обеспечение, кадры, программно-методическое обеспечение.

 

Яндекс.Метрика