Вестник Образования России - «ДАНКО ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПЕДАГОГИКИ» (К 100-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ В.А. СУХОМЛИНСКОГО)   

22.10.2018

Михаил Викторович БОГУСЛАВСКИЙ, заведующий центром истории педагогики и образования ФГБНУ «Институт стратегии развития образования РАО», член-корреспондент Российской академии образования, председатель Научного совета РАО по проблемам истории образования и педагогической науки отделения философии образования и теоретической педагогики РАО, д.п.н., профессор

39 сессия Генеральной конференции ЮНЕСКО, которая состоялась в ноябре 2017 года, приняла решение включить 100-летие со дня рождения В.А. Сухомлинского в Календарь знаменательных событий и памятных дат ЮНЕСКО на 2018 год для придания ему мирового значения.

Конечно, такое международное признание выдающегося отечественного педагога Василия Александровича Сухомлинского (1918–1970) очень значимо, но в нашей стране имя педагогического Данко, отдавшего свое сердце детям, всегда было окружено особым признанием и искренним уважением.

Василий Александрович Сухомлинский родился 28 сентября 1918 г. в многодетной крестьянской семье. Семнадцатилетним юношей он впервые вошел педагогом в школу (село Васильевка Кировоградской области). Вначале работал старшим пионервожатым, затем учителем младших классов, позже преподавал украинский язык и литературу. После окончания филологического факультета Полтавского педагогического института – того самого, который заканчивал в свое время А.С. Макаренко, – В.А. Сухомлинский был назначен завучем в районную среднюю школу в село Онуфриевка.

В начале Великой Отечественной войны В.А. Сухомлинский призывается в армию, и после непродолжительной учебы на курсах политруков становится в ряды защитников Смоленска, а затем и Москвы. Зимой 1942 года, на заснеженном поле у села Клепинино под Ржевом, поднимая свою роту в атаку, комиссар В.А. Сухомлинский был тяжело ранен. Врачи, сделав несколько сложных операций, смогли сохранить ему жизнь, спасли от ампутации руку, но извлечь весь смертоносный металл из груди так и не удалось…

Демобилизовавшись из армии, В.А. Сухомлинский становится директором школы в небольшом городке Уве в Удмуртии. В середине 1944 года он уезжает на только что освобожденную родную Кировоградчину, где молодого, но уже достаточно опытного педагога назначают заведующим Онуфриевским РОНО. Нужно было собирать детей, многие из которых после фашистской оккупации стали сиротами. Нелегко давались Василию Александровичу поездки по району – открывались его незажившие раны, он часто и тяжело болел.

Сухомлинский просит отпустить его из РОНО по состоянию здоровья и назначить директором любой, пусть самой отстающей школы. В конце 1947 года ему предоставляют такую возможность. Он выбирает Павлышскую школу, расположенную вблизи железной дороги, единственной тогда надежной связи с внешним миром. Трудно начиналась «педагогическая поэма» у 30-летнего директора: в школьном здании не сохранилось почти никакого оборудования. Приходилось учиться в три смены, а на всю школу была всего одна керосиновая лампа.

Постепенно вокруг Сухомлинского начал складываться коллектив молодых, как и сам директор, учителей-единомышленников. Строились новые школьные помещения, мастерские, закладывались теплицы. Год за годом преображался школьный участок, превращаясь, как и мечтал Василий Александрович, в цветущий сад.

Рабочий день Сухомлинского начинался рано. В 4 часа утра он входил в свой кабинет, зажигал настольную лампу, раскладывал на столе маленькие исписанные блокноты.

В них – результат общения с учениками, педагогами: заметки, наблюдения, неожиданные открытия. Мысли, рожденные в эти наполненные творчеством часы, затем воплотились в 36 книг и более 600 статей.

В 8 часов директор выходил из своего кабинета в школьный вестибюль. Здесь он каждый день встречал детей и педагогов. Затем посещение 2–3-х уроков, бесконечные хозяйственные заботы. Но и эти часы В.А. Сухомлинский в непрерывном педагогическом поиске, в стремлении больше увидеть, узнать. Все, кто хорошо знал Василия Александровича, непременно вспоминают его с книгой в руках. Крестный путь – так можно определить жизнь и деятельность этого подвижника гуманистической педагогики.

В этом пути сошлись контрапункты, узловые точки мирового педагогического процесса ХХ века. Во второй половине 1950-х годов в качестве ведущих ценностей павлышского учителя выступали творчески развивающая деятельность, соединение физического и умственного труда на основе опытнической, исследовательской работы, прерогативы освоения учащимися средств познания над собственно знаниями. Такой подход выдвинул Сухомлинского и Павлышскую школу в авангард советского педагогического процесса, развивавшегося тогда в русле трудовой школы.

Во второй половине 1960-х гг. В.А. Сухомлинский уже признанный педагог, его знает и любит учительство, которое как-то по-особому, тепло всегда относилось к Василию Александровичу. Он был плоть от плоти образа народного учителя, олицетворялся с таким понятием, как «наш». Павлышский учитель не был обделен в то время и высшими государственными наградами. Он являлся Заслуженным учителем УССР. Был избран членом-корреспондентом Академии педагогических наук СССР. Удостоен звания Героя социалистического труда и награжден двумя Орденами Ленина.

На фоне всех этих событий у В.А. Сухомлинского во второй половине 60–х годов окончательно сложилось понимание своего главного жизненного предназначения – миссии педагога – гуманиста в авторитарной стране. В результате совершился мощный качественный прорыв В.А. Сухомлинского к высотам педагогической мысли. В эти годы Василий Александрович создает свои главные труды, которые вошли в золотой фонд отечественной и мировой педагогики и дают основания рассматривать его как классика педагогики: «Сердце отдаю детям», «Разговор с молодым директором школы», «Сто советов учителю», «Рождение гражданина» и ряд других, где замечательный педагог – гуманист высказывает новые идеи прогностического плана.

Осмысливая в целом завершающий этап творчества В.А. Сухомлинского, есть основания выделить следующие положения.

1. В качестве основных качеств воспитательной системы «позднего Сухомлинского» можно назвать трактовку формирующейся личности как самоценности; понимание воспитания как феномена, в значительной степени, не зависимого от требований общества; выдвижение в качестве главной цели воспитания – свободное развитие ребенка как активной личности; раскрытие его индивидуальности, способной противостоять нивелирующей тенденции.

2. С точки зрения природы формируемой личности Сухомлинский трактовал воспитание ребенка как процесс реализации («развертывания») неотъемлемо присущих ему врожденных биологических свойств, спонтанных реакций и импульсов, изначально генетически заложенных в нем природой. Вместе с тем большое значение придавалось и специально организованному воспитывающему социуму.

3. Для павлышского учителя в воспитании ведущей становится педагогическая установка на синхронный процесс взаимодействия двух субъектов. В центре педагогического процесса находится ребенок с его активностью, интересами, индивидуальными творческими способностями, на которые, прежде всего, и должны были ориентироваться учителя.

В данной связи главной задачей педагогов становится создание благоприятных условий для развития детей. Поэтому в Павлышской школе акцент в образовании делался на расширение представлений детей об окружающем мире; на развитие у них критичности мышления и независимого поведения; на формирование собственной системы моральных ценностей, а также умений и навыков самостоятельного получения и использования информации.

4. Постепенно учебная и трудовая деятельность теряют в Павлышской школе самоценность и приобретают инструментальный характер, направленный на воспитание и социализацию детской личности. Сухомлинским предлагается очень тонкая система стимулирующих влияний на личность воспитанника. Характерно название одной из последних статей: «Нам нужны самые тонкие инструменты».

Наблюдается даже отход от, казалось бы, незыблемого постулата – строгой педагогической системы. Теперь модель воспитательных воздействий носит скорее синергетический характер, в ней большое значение придается микрофакторам личностного и средового плана.

5. В это время у Василия Александровича окончательно складывается новая иерархия философско-педагогических ценностей. Если для первой половины 60-х годов это Советское государство – Труд – Коммунизм, то теперь новая триада доминант выглядит так: Родина – Любовь – Семья. Вместо доминирующей установки на всестороннее воспитание школьников выдвигается идея иерархичности воспитания личности ребенка (телесное, душевное, духовное). Ведущей, так же как в христианской педагогике, у Сухомлинского теперь выступает духовность, опосредующая остальные страты личности.

На смену прежнему атеизму приходит уважение к фольклорной основе воспитания, различным мифам, поверьям, легендам. Наряду с прежней установкой на интернациональное воспитание, в работах Василия Александровича все более мощно начинает звучать национальная педагогика, в воспитательной деятельности аккумулируются народные ценности семейного воспитания.

6. В последние годы жизни в своем творчестве Сухомлинский переходит от расширения смыслов педагогической деятельности к их возвышению. От проторенных педагогических дорог и утвержденных идеологем мыслитель обращается к неизведанным тропам и запретным темам: таинствам семейной и народной педагогики, тонким психологическим, на грани психоанализа, процессам формирующейся личности. Особенно показательно, в этом плане, нарастающее внимание В.А. Сухомлинского к имеющему многовековые педагогические традиции приватному жанру «Писем к сыну». Более того, педагог вступает в систематическую переписку с несовершеннолетними заключенными и священниками.

7. Футурологическая направленность его работ приобретает Вселенский, воистину Космический характер. В своих последних произведениях Василий Александрович как бы мысленно воспаряет над Павлышом, над Украиной, над СССР. Он не укладывается в прокрустово ложе ни одной из педагогик, ни европейской, ни советской, ни народной. Более того, ни одной из парадигм: ни свободного воспитания, ни трудовой школы, ни тем более школы учебы. Меняется даже место публикаций. Теперь это только центральная всесоюзная пресса, причем не педагогическая, а общественно-политическая.

8. У В.А. Сухомлинского начинает формироваться целостная и самобытная философско-педагогическая система интегрального характера. Более того, в его работах остро чувствуется новая личностно-экзистенциальная проповедническая позиция. И основой этой проповеднической позиции являлось то, что в результате своей многолетней педагогической деятельности Сухомлинский в полной мере убедился в ее правомерности и продуктивности. Последние статьи носят исповедальный характер. Вчитайтесь в заголовки работ: «Слово к ученикам», «Слово к преемнику». Воистину «Вначале было Слово»!

…Второго сентября 1970 года завершился земной путь Василия Александровича Сухомлинского, и началась его жизнь в вечности, которая будет продолжаться, пока существует теплый Мир Детства, надежным Защитником и Рыцарем которого он так самозабвенно был.

Список литературы

1. Богуславский, М.В. Радость познания в педагогических трудах и опыте В.А. Сухомлинского // Советская педагогика. – 1985. – № 11. – С. 95–101.

2. Богуславский, М.В. Мир вступает в век Человека (о педагогической системе В.А. Сухомлинского) // Воспитание школьников. – 1988. – № 5. – С. 12–14.

3. Богуславский, М.В. Школа гражданственности и человечности (о педагогических идеях и опыте В.А Сухомлинского). – Кировоград: КГПИ, 1990. – 28 с.

4. Богуславский, М.В. Сухомлинский В.А. // Российская педагогическая энциклопедия. – Т. 2. – М.: Большая Российская Энциклопедия, 1999. – С. 401–402.

5. Богуславский, М.В. В.А. Сухомлинский: уроки радости познания. – М. – Тверь: Золотая буква, 2005. – 112 с.

6. Богуславский, М.В. Педагогическая система В.А. Сухомлинского // История педагогики: учебник для аспирантов и соискателей ученой степени кандидата наук / под. ред. Н.Д. Никандрова. – М.: Гардарики, 2007. – С. 395–398.

7. Богуславский, М.В. Совершенствование педагогического мастерства учителя в трудах и опыте В.А. Сухомлинского // Образование, общество, учитель: взаимодействие и ответственность. Коллективная монография в двух томах. Т. 2. – Оренбург: ОГПУ, 2010. – С. 218–224.

8. Богуславский, М.В. История педагогики: методология, теория, персоналии. – М.: ИТИП РАО, Издательский центр ИЭТ, 2012. – 436 с.

9. Богуславский, М.В. «Сердце отдаю детям» В.А. Сухомлинского: идейно-творческий потенциал нового прочтения // Психолого-педагогический поиск. – 2013. – № 3(27). – С. 44–52.

10. Богуславский, М.В. Сухомлинский В.А. // Большая российская энциклопедия. Т. 31. – М.: Научное издательство «Большая российская энциклопедия», 2016. – С. 470–471.