Вестник Образования России - «МОБИЛЬНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ ДОЛЖНЫ ИМЕТЬ ПРЯМУЮ ЗАВИСИМОСТЬ ОТ РЕЗУЛЬТАТА ОБРАЗОВАНИЯ» 
 
Вестник Образования России
Вестник Образования России
СБОРНИК ПРИКАЗОВ И ИНСТРУКЦИЙ МИНИСТЕРСТВА ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ

   
   
 
ГЛАВНАЯ
НОРМАТИВНЫЕ ДОКУМЕНТЫ
ИНТЕРВЬЮ И СТАТЬИ
ШКОЛЬНЫЙ САЛОН
КОНКУРСЫ И ВЫСТАВКИ
АРХИВ НОВОСТЕЙ
ЖУРНАЛЫ
ПРИЛОЖЕНИЕ ЖУРНАЛА
 
 
ИСТОРИЯ ЖУРНАЛА
РЕДАКЦИЯ
ПОДПИСКА
ПАРТНЕРЫ
ЗОЛОТОЙ ЗНАК
РЕКЛАМОДАТЕЛЯМ
КОНТАКТЫ
КАРТА САЙТА
 
 
 
    
Версия для печати Печать...

23.08.2018

Корреспондент журнала взяла интервью у первого заместителя председателя Комитета Совета Федерации ФС РФ по конституционному законодательству и государственному строительству, члена Совета Федерации ФС РФ от Саратовской области, председателя Временной комиссии Совета Федерации по развитию информационного общества Людмилы Николаевны БОКОВОЙ. Корреспондент попросила ее раскрыть несколько тем, таких как: о создании условий для развития талантливой молодежи и одаренных детей в Саратовской области; о проекте безопасности детей в Интернете и использования современных гаджетов детьми; о методах профилактики безопасного нахождения детей в Интернете. Также в ходе беседы были затронуты вопросы волонтерства и наставничества в системе образования. В ответах на заданные вопросы Людмила Николаевна поделилась своими впечатлениями и разработками решений актуальных вопросов системы российского образования.

Постоянно поднимается вопрос о необходимости создания условий для развития талантливой молодежи и одаренных детей. Педагогам нужно научиться как можно раньше распознавать их потенциал и помогать раскрыться их способностям. Как решается эта задача? Какие шаги в этом направлении сделаны в Саратовской области?

В настоящее время в Саратове реализуется проект новой школы. Это школа для одаренных детей. Строим предуниверситарий на территории студенческого городка Саратовского государственного университета. Школа оригинальная в своем роде не только для Саратовской области, но и для многих регионов страны. Что-то подобное в настоящее время действует только при московских вузах. Задумка хорошая, и мы ее надеемся реализовать.

Моя мечта – в образовательном пространстве разработать программы, чтобы они были не стандартные. С одной стороны, предусмотренные федеральным государственным стандартом, а с другой стороны, программы должны быть авторские. Которые будут иметь самые современные направления. Не просто физика, химия, биология. А кибернетика, предположим, биотехнология. Школа будет ориентирована на подготовку специалистов новейших отраслей: искусственный интеллект, робототехника, программирование, медицина будущего. Уже сейчас накоплен колоссальный опыт, есть множество наработок, которые позволяют преподавать все эти профессиональные направления в школах. Сейчас у нас школа на стадии строительства. Строим с нуля. Пишем образовательные программы, соответственно тоже с нуля. Думаю, в этом году мы подойдем к лицензированию. Получим образовательную лицензию и уже в следующем году примем первых детей на обучение. Планируется, что на обучение в предуниверситарий будут приняты школьники 8–11-х классов, их будет около четырехсот. Школа будет готовить ребят средних и старших классов к поступлению в Саратовский государственный университет и, возможно, в другие вузы.

Сейчас идет формирование идеологии школы, процесс подбора кадров. Нужен такой коллектив, чтобы в последующем педагоги смогли работать с одаренными детьми. Педагоги должны быть сильными по знаниевой политике и, конечно, инициативными, любящими детей и разносторонне подготовленными, ориентированными на современные профессии, творчески подходящими к процессу обучения и воспитания учащихся, т. е. такие педагоги, которые нужны в школе будущего. Мы разбиваем весь образовательный процесс дня на определенные этапы. Есть общее образование. Предметы, которые знать необходимо. Мы заполняем эту нишу кадровым составом обычных школьных учителей. Вторая половина дня у нас идет не на кружки, а скорее – группы с погружением в предмет, расширением этой плоскости образования.

Образование должно опережать действительность современной школы. Быть на острие педагогической мысли. Здесь мы вынуждены уже обращать внимание на преподавателей университетов. В Саратовской области 9 федеральных вузов, которые наполнены кадрами, и, соответственно, мы нашли таких волонтеров, которые могут работать в школе с одаренными детьми. Общий костяк педколлектива нам уже удалось создать. Есть в нем и совсем молодые, но которые знают, как создается учебный план, и сами уже его создают. Весь образовательный процесс строится учителями, которые потенциально придут к нам работать. Мы не даем им какие-то режимы, они сами творят. Им дана полная свобода действий и мыслей творчества. В школе будут учиться талантливые ученики, а значит должны быть и талантливые педагоги.

В школе будут учиться талантливые ученики не только из областного центра, но и со всей Саратовской области, для них будет построен корпус общежития. Это хорошо забытая модель. Это совершенно идеально выстроенная модель общеобразовательной школы. Ее забыли, затерли. В чем-то такая модель школ существует в Новосибирске, в школе при МИФИ. Мы взяли аналог работы школ специализированного учебно-научного центра МГУ, но убрали профили, которые там есть. Мы не можем затачивать учеников под четыре профиля. Мы выбрали образовательные траектории. И даже отвели один академический час в 10-м классе под программу, которую пишут преподаватели вузов.

Часто педагоги задают вопрос, почему сейчас все больше уделяют внимание только одаренным детям. А что нам делать с обычными детьми? Как их обучать и воспитывать? Возникает, если можно так сказать, конфликт интересов, существует некий диссонанс. И в больших центрах он остро чувствуется.

Определенный риск существует, но теория среднего показательского уровня в классе тоже не оправдывает себя. В таких классах мы загубим талантливых детей. Поэтому мы говорим о создании индивидуальной траектории обучения для каждого ученика. По-моему, это тоже большая утопия для общеобразовательной школы. В каждом классе в параллели обучается по 25 учеников, и для каждого надо прописать свою траекторию. В итоге мы все равно пришли бы к вариативности. Мы-то как раз в модели школы не создаем «палисадничек» для одного города, мы создаем интернатную систему и далеко не с первого класса.

В выявлении одаренности с первого класса нет необходимости. В начальной школе должны быть развивающие технологии, развивающая педагогика. И когда что-то вырисовывается, то можно какое-то направление усиливать, но не в ущерб всему остальному. Мы планируем, что у нас будет технологическое направление, но не в ущерб русскому языку. Все должно быть на должном уровне. Только у нас будет русский язык с ораторской речью, каллиграфией и многое другое. На мой взгляд, одиннадцать лет изучать две тысячи правил, это неправильно. Очень жалко время. Это должно изучаться в более сжатый период, сконцентрированный в погружении. А все остальное – практические навыки, развивающие у ребенка различные компетенции, которые мы заложили везде и вся. Сейчас есть технологии, когда иностранные языки осваивают за три месяца. А мы родной русский язык изучаем такое огромное количество времени, и все равно пишем безграмотно. По моему мнению, современные дети могут беспроблемно освоить теоретическую часть родного языка за короткий срок.

В свое время в Комитете Государственной Думы по образованию обсуждалась идея закрепить поуровневое обучение. Это уже практиковалось ранее в авторских школах. Была возможность перехода ученика с одного уровня на другой. И практиковалась работа по выявлению одаренности и ее сопровождению. Каково ваше мнение на подобный опыт и на реализацию подобной идеи?

Это тоже хорошо. Но здесь для себя нужно четко определять, если мы работаем с одаренными детьми, значит, мы работаем до момента получения им определенной специализации, т. е. школа не может специализироваться на работе с одаренным ребенком, вырывая его из жизненного контекста. Что мы сделали. Мы, как сунцевские школы, заключили договоры с университетами, и наши дети – это их контингент. Мы, конечно, детей отпускаем, если они надумали поступать в вузы в другом регионе. Но на сегодняшний день ситуация выровнялась, региональные вузы нисколько не уступают столичным, прежде всего, с введением проекта по созданию региональных научных центров, созданию опорных вузов. Ребенок у нас сегодня застрахован на перспективу поступления в региональный вуз по тому направлению, по которому он работал с преподавателями вузов. А дальше, когда ребенок находится в вузе, он будет закреплен за нашей школой, в качестве центра поддержки одаренной молодежи мы продолжим с ним работать. Именно здесь, на территории школы, используется один программный час, который разрабатывают вуз и конкретный работодатель. Соответственно, пришел в 10-й класс, а он не химико-технологический, а сконцентрированный по направлению, биотехнологичный, получается.

С ним работают университет и потенциальный работодатель. Это, кстати, все прописано в Законе об образовании, но, к сожалению, пока не работает в полной мере. Мы подписываем трехстороннее соглашение, в том числе и с работодателем, на трудоустройство. Мы пришли к этому сейчас. Еще лет 5 10 назад это была бы утопия, сейчас за 5 лет в Саратовской области выросло пять современных инновационных предприятий – региональных, транснациональных – и теперь можно об этом говорить. Сейчас уже созданы все условия. Мы ребенка не выпускаем куда-то. Он четко мотивирован на работу в нашей области. Но, конечно, мы не можем создавать много таких школ сегодня. А что будет через 5 лет?! Но я уверена, с каждым годом и во многих российских регионах их будет все больше и больше, появятся новые методики и новые педагогические идеи. Российское образование безусловно должно стать лучшим.

Людмила Николаевна, Вы в Совете Федерации координируете проект о безопасности детей в Интернете. Какие, на Ваш взгляд, меры следует принять для правильного поведения детей в Интернете и формирования грамотного цифрового общества?

Обычно, когда говорят о кибербезопасности детей в Интернете, подразумевают только систему ограничительных и запретительных мер, а не культуру общения в сети, умение работать с большим потоком информации. В Интернете надо учить ребенка правильно вести себя, научить детей жить и чувствовать себя комфортно. Так же, как мы учим детей мыть руки перед едой, переходить улицу в положенном месте, изучаем с ними правила дорожного движения и многое другое. Это все направлено на воспитание личной гигиены, на их грамотное поведение, и их правильное поведение порой позволяет спасти им жизнь и безопасность. Вот точно так же и в информационном обществе надо учить ребенка жить. Нужно учить детей определенным правилам поведения в информационном пространстве. В том числе и с технологической стороны, чтобы не стать жертвой различных сайтов, которые могут повлечь за собой разглашение персональных данных не только ребенка, но и родителей, а также банковских карточек и прочее-прочее. Действия такого характера появляются, когда дети обладают личными сведениями своих мам и пап, бабушек и дедушек – всей семьи. Эти данные они могут оставить где угодно и где попало. Их нужно учить обращаться со своими персональными данными. И учить этому надо в школе, но не в 9-м классе на уроках информатики, как это предусмотрено программой. Это уже поздно. Нужно вводить такие системы обучения гораздо раньше, предположительно со 2-го класса, когда уже ведутся уроки информатики, и делать это на системном уровне. Для этого нужны подготовленные учителя и специализированные курсы для них.

На протяжении многих лет этой проблематикой мы соответственно и занимаемся в Совете Федерации. В этом году исполнилось ровно пять лет, как по инициативе Председателя Совета Федерации Валентины Ивановны Матвиенко проводится урок информационной безопасности детей, который проходит ежегодно 27 октября. Он затрагивает все школы, так как является всероссийским, затрагивает учителей, которые уже знают, как его проводить, о чем говорить.

Уже создано огромное количество материалов, посвященных информационной безопасности детей. Временная комиссии Совета Федерации по развитию информационного общества привлекает для этого лучших педагогов и специалистов. Мы создали курс информационной безопасности, который учителя могут использовать в преподавании. Не только учитель информатики, а любой учитель-предметник может это делать, потому что курс подготовлен таким образом, что многие темы сопряжены с информационной безопасностью детей. В мероприятиях Единого урока участвуют дети из одиннадцати государств постсоветского пространства. В частности, более 260 тысяч подростков уже приняли участие в международном сетевом конкурсе «Сетевичок» (проект выдвинут на соискание премии в сфере ИКТ, организаторами которой выступают Международный союз электросвязи и другие организации ООН).

Мы уже говорим гораздо шире, говорим об информационной культуре поведения, которую детям необходимо соблюдать, находясь в информационном пространстве. Запретительные меры должны носить другой характер. Характер родительского контроля: специальные системы, специальные программы, которые позволяют отфильтровать ненужную информацию. Она не должна попадать на гаджет ребенка. Родителей этому тоже приходится учить.

Как выстроить эту систему? Большинство педагогов и родителей не умеют пользоваться современными гаджетами. Разговаривают с детьми на разных языках. А порой и не хотят учиться.

Определенный разрыв есть. У нас ежегодно проходят родительские лектории, где рассказывается о том, что если родитель покупает ребенку дорогой современный смартфон, который имеет выход в Интернет, то он должен понимать все риски, которые в этой связи есть. Основной риск – это вовлеченность ребенка в информационное пространство. Причем это может произойти в искаженной форме, когда он воспринимает реальное пространство и информационное пространство как единое целое. Это может привести ребенка и к психологической травме. Поэтому определенные ограничители должны быть со стороны родителей, прежде всего. Поэтому для родителей такой курс подготовили преподаватели МГУ им. М.В. Ломоносова и загрузили на сайт единыйурок.рф. Его могут использовать и учителя, и эксперты. Мы привлекли ассоциацию родительской общественности для того, чтобы они вместе с нами были участниками урока информационной безопасности. В прошлом году порядка двух тысяч родителей посетили лекции, которые мы проводили в рамках единого урока информационной безопасности в Саратовской области. В новом учебном году мы также планируем провести лекторий для родителей.

Есть ли необходимость внести какие-то изменения в Закон об образовании в связи с кибербезопасностью детей в сети Интернет?

По-моему, в Закон об образовании не надо вносить изменения. Здесь нужны подзаконные нормативные акты. В частности, члены временной комиссии Совета Федерации по развитию информационного общества подготовили методические рекомендации для субъектов Российской Федерации по созданию региональных программ по информационной безопасности детей. Где они рекомендуют, как создать программу, чтобы весь организм участников реализации программы в регионе работал слажено.

В разработке методических рекомендаций участвовало 53 субъекта Российской Федерации. Более 450 предложений поступило от представителей тринадцати органов власти. К работе было привлечено более пятидесяти экспертов Временной комиссии, в том числе и специалистов IT-сферы, чтобы все заинтересованные ведомства региона – министерство образования, надзорные органы – в едином комплексе были реализаторами этой программы. Задачей программы является организация правового просвещения учащихся, обеспечение повышения их правовой культуры и воспитание правосознания, и здесь очень важно, что субъектом реализации программы информационной безопасности детей выступает и Прокуратура. Важно, чтобы мы одновременно осуществляли единый технологический процесс в виде профилактики безопасного поведения детей в Интернете. И, соответственно, вовлекали сюда родительскую общественность, иные общественные организации, которые могли бы быть участниками этого процесса. Огромную работу в этом направлении проделали Тверская и Владимирская, Самарская и Тульская области.

Президент Российской Федерации В.В. Путин в Послании Федеральному Собранию особо отметил необходимость формирования правильного цифрового общества. Как Вы считаете, какие шаги надо предпринять, чтобы это общество было сформировано?

В данном случае, наверное, в большей степени это подразумевает активного пользователя всех тех информационных ресурсов, которые есть. Основной потребляемый ресурс – это электронные государственные услуги и муниципальные услуги. В обществе человек зачастую понимает, что если есть бумажный аналог, то лучше и идти по этому проверенному пути. А нам нужно все-таки создавать новые, современные условия оказания этих услуг с помощью электронных систем. И этому тоже нужно учить и учиться. Для государства это в значительной степени облегчение – не надо держать огромный штат чиновников, создавать кабинетную систему и прочее, и прочее. И все это формирует более комфортные условия для потребителя. Он из любой точки мира может получить ту услугу, которая ему нужна в этот определенный период времени. Сегодня уже сделали электронные визы. Ты работаешь во Владивостоке, тебе не нужно ехать в Москву и ее оформлять. Доступность этих конфигураций с экономической точки зрения очень целесообразна. Но этому тоже нужно учить, прививать правила хорошего тона, использовать именно такой формат взаимодействия и общения.

Редакцией «Вестника образования России» в настоящее время опубликован сборник об опыте работы «Лицея Бауманский» Республики Марий Эл. Там первоклассник через цифровые инструменты уже может оплачивать питание, осуществлять другие действия. А как Вы к этому относитесь?

Это очень правильно. Главное, чтобы это было безопасно. Безопасно с точки зрения использования данных о ребенке. Надо формировать грамотного потребителя услуг, чтобы мы прекрасно понимали, что надо аккуратно относиться к биометрическим данным. Совсем недавно мы столкнулись с проблемой, когда на мобильные устройства приходило огромное количество информации рекламного содержания, в том числе и мошеннического характера. Огромное количество жалоб приходило. На поверку оказалось, что люди сами халатно относились к своим номерам телефов, оставляя их в общедоступных местах, тем самым давали возможность создавать базы данных различным спамерам. Пришлось подготовить и принять Федеральный закон «О внесении изменений в Федеральный закон «О связи» в части регулирования рассылок по сети электросвязи и спама» (в обиходе его называют «Антиспам»), он не только ограждает от рассылок, но и создает возможность от них отказаться. Ребенок также должен знать правовые нормы защиты.

Современную жизнь трудно представить без информационных технологий, но в то же время новые возможности порождают и новые вызовы, например, интернет-зависимость, клиповое мышление, которые не принято расценивать в обществе, как болезнь. Следовательно, нет специалиста, который мог бы вместе с ребенком решать возникающие проблемы. Как Вы считаете, необходимо ли создавать новую специальность или вводить дисциплину в систему подготовки и переподготовки педагогических кадров?

В большей степени эти риски создаются в семье. С семьей нужно работать. Должна быть система противовесов. Ребенок уже приходит в школу с мобильным телефоном, а порой и не с одним. Это сегодня необходимость. Родитель должен знать в любой момент, где находится его ребенок. Это очень важный момент. С другой стороны, надо знать, для чего мы используем тот или иной гаджет в своей жизни. Если просто позвонить, то для этого есть простые аппараты, а если вы купили ребенку более сложную систему, чтобы он обучался чему-то, то необходимо закачивать соответствующие программы. Нужно, чтобы ребенок постоянно не находился в цифровой среде, и это не должно отнимать у него, как минимум 70 % времени. И, конечно, необходима установка ПО, позволяющего не допускать детей к нежелательным для посещения сайтам. Все педагоги прекрасно понимают, что 80 % знаний усваиваются ребенком не из визуализации, которую несут собой гаджеты, а исходя из совместной деятельности с педагогом. Природа человека устроена именно так. Здесь нужно исходить из целесообразности и необходимости. Навязывать это не стоит, а создавать условия для целесообразного использования всех этих механизмов нужно. Если мы завтра откажемся от бумажных учебников и посадим всех за учебники, закаченные в компьютеры, которые ребенок может получить только в таком виде, это неправильно.

Во время учебного процесса учитель зачастую не разрешает пользоваться мобильным телефоном обучающимся. Ярким примером является процесс сдачи ЕГЭ и даже подготовки к нему. На перспективу – эти устройства будут в школах?

Я думаю, что закон уже давно все разграничил. Есть возможность использовать и создавать дистанционные образовательные услуги. Они четко прописаны для чего, в каких целях, и в какой системе. В системе дополнительного образования у нас вполне можно себе это позволить сделать. В системе общего образования в основном используются дистанционно-образовательные ресурсы, которые нужны как вспомогательная часть для изучения какого-либо материала. Поэтому законодательно это давно разграничено. Мы прекрасно понимаем, чтобы эти дистанционные технологии были использованы в образовательном процессе, учителю нужно ответить на вопрос для чего и зачем, каких результатов он этим достигает. Порой приезжаешь в регион, общаешься с учителями, задаешь вопрос: «Вы используете тот или иной девайс, электронный учебник. Ответьте на вопрос, а каких вы образовательных результатов достигаете?» И вот тут начинается активное придумывание, что это улучшает показатели ЕГЭ. Не поверю никогда, потому что нет прямой взаимозависимости. Поэтому точно также мобильные технологии должны иметь прямую зависимость от результата образования. Что в конечном итоге мы заложим ученику этими вещами? Здесь нужно исходить из целесообразности самого образовательного проекта. Конечно, замечательно, если мы показываем видеофильмы, опыты, рассматриваем, например, молекулу со всех сторон, как она выглядит. Это все интересно, здорово. Это всегда использовалось в образовательном процессе, просто были технологии другие, были диафильмы, пришли 3D-фильмы. Прогрессировала сама технология, но методика образовательного процесса осталась традиционной, классической, той, которая давала все время абсолютный результат, гаджеты никогда не заменят на 100 % учителя.

Очень часто говорят, что учитель консервативен. А ведь учителя постоянно осваивают новые методики, технологии. Но часто получается, что новое удваивает для них работу, и она не оплачивается. Как, например, с электронными журналами и электронными дневниками. Что с этим делать?

Это, конечно, ложится на плечи учителей. Здесь нужно исходить из целесообразности этой задачи, для чего мы электронный журнал создаем. Какую задачу он для нас решает. Ведь любой ответственный родитель может открыть бумажный дневник каждый день или раз в неделю и посмотреть, и такая возможность у него есть, и сделать какие-то выводы по воспитанию своего ребенка. Именно у тех родителей, у которых сейчас нет доступа к электронному журналу, такие случаи есть, это единичные случаи, это не повсеместно. В Москве отказались уже от бумажных дневников, идет смс-оповещение родителей по различным вопросам. Хотя нужно отметить плохую мобильную связь в некоторых регионах страны, и это затрудняет решение данного проекта, отсутствует необходимое оборудование, программное обеспечение. Нужно все-таки исходить из своих возможностей и не ставить задачу, которую не перепрыгнуть.

Часто в российских школах между учителем и учеником разница в возрасте составляет пару поколений. И то, что является неотъемлемой реальностью для современных детей, для их педагогов становится нечто новым. Может быть, стоит привлечь старших школьников, студентов педвузов, волонтеров, чтобы они помогли ликвидировать этот разрыв?

Сегодня уже необходимо разработать такой курс по использованию современных технологий для определенной категории граждан. На доступном языке донести до них элементарные знания, которые они могут использовать в практической жизни. Например, в том же банке при оплате квитанций и т. д. Есть такие программы, курсы, где привлекаются волонтеры. Кстати, часто привлекает их Пенсионный фонд в образовательных целях.

Где могли бы в образовании еще поработать волонтеры?

В конце июня состоялась конференция в РУДН, где мы обсуждали участие волонтеров в обучении иностранным языкам, пропаганде русского языка. Волонтеры могли бы оказывать помощь детям мигрантов, которых сейчас много в школах. И они могли бы помочь им адаптироваться к жизни в России. Доступность этих проектов очень большая. В стране работает сайт волонтеров. Каждый может записаться на нем, найти свою нишу, где он хотел бы проявить себя как волонтер. И, конечно же, большим достижением является то, что принят закон о волонтерской деятельности. Она теперь у нас плавно входит в Закон о благотворительной деятельности и пользуется определенными преференциями. Например, бесплатный проезд до места применения своей волонтерской деятельности.

Ученики школ могут принимать участие в волонтерском движении?

Ученики могут принимать участие, они не ограничены в каких-то образовательных проектах, социальных. Ограничение идет только на участие в проектах для взрослых – например, спасательных.

Кто может стать для молодого педагога хорошим наставником? Какими качествами он должен обладать?

Я считаю, что было правильное решение о принятии системы наставничества и логичным было продолжение создания системы учительского роста. Любой учитель, приходя со студенческой скамьи, не адаптирован настолько серьезно к выполнению специфических, сугубо профессиональных навыков. Теорию он знает, а на практике каждый день пошагово свой функционал не реализует, и здесь без наставника просто не обойтись. Здесь необходима помощь по составлению рабочих программ, по созданию тех же конспектов к уроку, дидактического материала. Для того чтобы сохраниться в профессии, конечно, нужна рука помощи. Наставник, своего рода, это как учитель, он должен иметь призвание к этому. Ничего нет сложнее, чем учить своих же коллег. Здесь улица с двухсторонним движением. Нельзя заставить человека стать наставником, это должно быть его внутреннее состояние, убеждение тому, что он готов этим заниматься. Великие спортсмены не все становятся тренерами. Так и не каждый учитель может стать наставником. И здесь критерии возраста, опыта вообще никакой роли не играют. Наставником может быть твой ровесник, но у него, как говорят, есть определенное чутье, призвание к педагогической профессии.

Образ современного наставника. Кто он?

Так или иначе такая категория учителей получает внешнюю оценку. В первую очередь родители. Если родители идут к тебе за помощью, за советом, за поддержкой, значит, это говорит о том, что ты их понимаешь. И то, что ты советуешь – оно работает, достигает определенных целей. Есть также оценка коллег. И, конечно же, самих учеников. Их оценки, достижения тоже показатель того, что ты умеешь работать и умеешь достигать образовательных целей. В таком комплексе это эффективно. Например, в городе, районе родители знают, к какому бы учителю в начальную школу они хотели отдать своего ребенка. Эта общественная слава, она как раз и создает имидж человеку, который может стать наставником для других специалистов. Но и для него надо создать условия и необязательно в своей школе, можно и через методические объединения.

А государство создает условия для наставников в сфере образования? Какие шаги уже сделаны?

В стимулирующей части оплаты труда такого пункта нет, только если ты являешься руководителем методического объединения. В принципе, это та же система наставничества, но только она может по-разному трансформироваться. Они могут создаваться по видам деятельности. Я помню свое методическое объединение, на котором мы учили друг друга различным приемам работы. Например, по подготовке к сдаче учащимися экзаменов. Разбирали трудные случаи, делились лучшими наработками. Другом быть за деньги – это трудно себе представить. Вот и наставник – это человек с внутренним призванием, сознанием.

В советское время был знак отличия «Педагог-наставник». А сейчас об этом говорят?

Об этом надо говорить. Если на федеральном уровне будет какая-то система, связанная с элементарным поощрением и популяризацией человека, которого заслуженно можно назвать наставником, мне кажется, это будет абсолютно нормальным. Но сможет ли он себя реализовать в качестве наставника? Даже если один ученик пошел по твоим стопам в педагогический вуз – это большое достижение. Как правило, такие истории штучные. В моем понимании наставник – это не тот, который держит все время за ручку и поддерживает в становлении, но тот, кто делится своими эмоциями, впечатлениями, своими трудными задачами, которые ему пришлось решить, исходя из того, что он не мог прочитать это у А.С. Макаренко, К.Д. Ушинского. Он это постиг, исходя из той ситуации, которая есть. Есть прекрасное направление и используется практически во всех странах, когда учителя собирают целые аудитории для проведения лекций. Они рассказывают свою историю, историю становления себя как профессионала. Эти учителя формируют определенное учительское мнение об учительской профессии, о развитии системы образования. Этого человеческого общения не хватает, поделиться каким-то свои мнением, высказать свою позицию по какому-то вопросу, скажем, выйти за рамки нормативных документов.

Что бы Вы пожелали нашим читателям в преддверии нового учебного года?

Я думаю, что у каждого своего восприятия начала учебного года. Кто-то приходит с тревогой, потому что понимает, что у него первый класс. Какими они вырастут? Кто-то приходит уверенным, что они выросли, что они на пороге 11 класса, и завтра они преодолеют все экзаменационные барьеры и удачно сдадут ЕГЭ, только их нужно поддержать, чтобы они с удовольствием приходили в школу, не растратили свои знания, а, наоборот, сконцентрировались. У каждого учителя, наверное, свои ожидания от начала учебного года. Но, наверное, мы все единодушны в том, чтобы год прошел без потрясений, без каких-то конфликтных ситуаций. Чтобы больше было положительных эмоций в этом отношении и поменьше тревожных событий.

Ну и, наверное, каждый учитель ждет, что его труд будет оценен по достоинству с материальной точки зрения и, конечно же, с моральной точки зрения, потому что современному учителю это тоже нужно. Учитель действительно вкладывает огромное количество своей энергии, своих сил, эмоций, достигая результата. Поэтому хочется, чтобы и с этой стороны внимание государства к педагогам, учителям и воспитателям было самое заслуженное в их профессии.

Всегда с удовольствием провожу время, перелистывая страницы журнала «Вестник образования России». Считаю, хорошей и доброй традицией стало, что он приходит в каждую школу, что каждый учитель может получить непосредственно размещенную в журнале информацию о нормативно-правовых документах, которые создаются в развитии системы образования, почитать очень знаковые интервью людей, которые так или иначе связаны с системой образования.
Я хочу пожелать хорошо провести летние каникулы и с новыми силами, с новым азартом, с новыми идеями прийти 1 сентября в школы к нашим детям и порадовать нас уже в новом учебном году новыми ученическими и учительскими проектами, достижениями. Поверьте, всегда рады слышать, когда наши ученики и учителя достигают самых высоких пьедесталов.

< Пред.   След. >
 

 

 

 
 
Адрес: 119017, г. Москва, НПБ им. К.Д. Ушинского РАО, Б. Толмачёвский пер., д. 3, к. 26; Тел: (495) 959-52-36 Тел/факс: (495) 978-40-33
 
   

Вестник Образования России © 2018