Вестник Образования России - «СДЕЛАВШИЙ НАУКОЙ ИСКУССТВО ОБУЧАТЬ»: ЯН АМОС КОМЕНСКИЙ (1592–1670) 
 
Вестник Образования России
Вестник Образования России
СБОРНИК ПРИКАЗОВ И ИНСТРУКЦИЙ МИНИСТЕРСТВА ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ

   
   
 
 
ГЛАВНАЯ
НОРМАТИВНЫЕ ДОКУМЕНТЫ
ИНТЕРВЬЮ И СТАТЬИ
ШКОЛЬНЫЙ САЛОН
КОНКУРСЫ И ВЫСТАВКИ
АРХИВ НОВОСТЕЙ
ЖУРНАЛЫ
ПРИЛОЖЕНИЕ ЖУРНАЛА
 
 
ИСТОРИЯ ЖУРНАЛА
РЕДАКЦИЯ
ПОДПИСКА
ПАРТНЕРЫ
ЗОЛОТОЙ ЗНАК
РЕКЛАМОДАТЕЛЯМ
КОНТАКТЫ
КАРТА САЙТА
 
 
 
 
  ГЛАВНАЯ arrow ИНТЕРВЬЮ И СТАТЬИ arrow «СДЕЛАВШИЙ НАУКОЙ ИСКУССТВО ОБУЧАТЬ»: ЯН АМОС КОМЕНСКИЙ (1592–1670)
    
Версия для печати Печать...

30.03.2017

Главный научный сотрудник лаборатории истории педагогики и образования ФГБНУ «Институт стратегии развития образования РАО», доктор педагогических наук, член-корреспондент Российской академии образования Виталий Григорьевич Безрогов

В истории человеческой мысли и практики у каждого вида опыта, становящегося традицией и наукой, есть фигура, почитаемая и критикуемая в качестве «отца-основателя». Мы знаем Геродота, заложившего основы исторической науки. Говорим о Раймунде Луллии – изобретателе идеи компьютера. Вспоминаем добрыми и недобрыми словами Альберта Эйнштейна и Зигмунда Фрейда. В педагогике первым деятелем, постаравшимся (и преуспевшим) в описании дидактики как подлинной науки обучения и воспитания, приходит к нам Ян Амос Коменский.

Коменского уже с XVIII века стали считать прежде всего учителем практических знаний и навыков преподавания, в советское время – борцом со схоластикой, певцом равного для всех образования и воспитания личности, готовой действовать в заданном направлении. Религиозно-философское основание педагогики Коменского после 1917 года сочли несущественной исторической ограниченностью великого человека. В последнее время споры вокруг Коменского снова стали актуальны: с одной стороны, его открыли как религиозного философа и миротворца, отстаивавшего всеединство знания и бесконечные возможности человека в деле научения и самосовершенствования, с другой – подвергли критике за принципы авторитарности, рецептивности и группового обучения, нивелирующего и ограничивающего учеников. Кем же был Коменский в педагогике? Ответить более чем непросто, хотя ему посвящены многие книги и статьи, только перечень которых занимает сотни страниц. Выходят ежегодник и два международных журнала по комениологии, работают не одно и не два научных учреждения по изучению его наследия (включая Комениологическую секцию Санкт-Петербургского дома ученых), действует масса образовательных центров, обществ и школ, носящих его имя, готовится и выпускается многотомное полное собрание сочинений классика, его работы переводятся на множество разных языков, в его честь проходят бесчисленные конференции и семинары (в апреле и июне 2017 они состоятся в Москве и в Санкт-Петербурге).

Не претендуя на полноту перечисления (а полнота – один из важнейших для Коменского принципов построения содержания школьного обучения), попробуем вкратце напомнить лишь о некоторых сферах его теоретической и практической деятельности. Коменский – философ в педагогике, поэтому вне общей картины его идей и методов говорить о педагогике невозможно. Религиоз­ный мыслитель, он видел «задачу человечества путем знания, которое есть божественный свет, достигнуть совершенства в Боге» [5, c. 536]. Значимость Коменского в системе его взглядов, а не в перечне выбранных из классика отдельных педагогических приемов.

Годы учения. Путь Коменского-творца неразрывно связан с его биографией. Ян Сегеш, в 1620-х гг. принявший псевдоним Коменский (по Комнам, одному из трех мест, связанных с его рождением и ранними годами), был из семьи переселившихся в Моравское маркграфство венгров. Дед его, тоже Ян Сегеш, выехал в Моравию и там обосновался. Внук родился 28 марта 1592 г. уже не как венгр, а, по его собственному признанию, как «мораванин по рождению, чех по языку, теолог по профессии, призванный к евангельскому служению с 1616 года». Сегеши состояли в Общине чешских братьев, и Ян станет в ней священником, епископом и учителем. Община «Братское единство» была вариантом евангелических протестантских движений [8]. Ко времени Коменского Община уже несколько десятилетий обращала пристальное внимание на образование, полагая братские школы лучшим средством самосохранения и выживания в сложных условиях многоконфессиональной Европы.

Ян учится в братской школе г. Стражнице, а в 16081611 гг. изучает латынь в г. Пршерове. Здесь он стал писаться Ян Амос, предлагая двумя своими именами повседневный синтез ново- и ветхозаветных элементов. В 16111613 гг. Коменский учился в кальвинистской гимназии повышенного типа в немецком городе Герборн (Hohe Schule Herborn или Academia Nassauensis) [10], а затем завершил обучение тоже в кальвинистском Гейдельбергском университете (16131614) [9]. Особое влияние оказал на него герборнский мэтр И.Г. Альстед, который мечтал свести все существующие науки в единое энциклопедическое целое, находящееся в гармонии с божест­венным откровением [2]. От его коллег Коменский воспринял идеи восстановления в человеке образа Божия с помощью образования, сотрудничества людей с Богом на путях педагогического совершенствования человека и политического – общества. В Коменском удивительно соединились средневековые, ренессансные традиции и систематизаторский дух новоевропейской науки.

Годы обучения. Начиная с 1614 по 1623, затем в 16281640 и 16501654 годах он учительствует в Пршерове, Фульнеке, Лешно, Шарошпатаке. Остальные годы заполнены жизнью в конспиративных условиях во времена религиозных гонений, поездками в разные европейские страны для проведения образовательных реформ или работы над собственными сочинениями. Коменского со вниманием слушали в Англии и Польше, Венгрии и Голландии. Последние годы прошли в Амстердаме. Похоронен Коменский в 25 км от Амстердама в г. Наарден.

Уже первое значительное сочинение Яна «Театр всех вещей», оставше­еся незаконченным, показало энциклопедичность и педагогическую направленность интересов Коменского, характерные для всех его биографических периодов и направлений деятельности. Рационально организованное обучение всем полезным вещам в полноте и целостности, в единстве ума (знания, философии, разума, мудрости), воли (религии, этики, благочестия, веры), возможности действовать (политики, технологии, обученности) – таковыми предстают основные, базовые педагогические тезисы Коменского.

Педагогика – основа человеческого счастья. Коменский смотрит на педагогику как одно из основных средств достижения человечеством лучшего состояния в этом и следующем мирах. Он пробует разработать такой педагогический метод, который в любой стране, местности и народе позволял бы достичь быстрого успеха в начальном, а, по возможности, и последующем обучении. Педагог есть своего рода «исправитель дел человеческих», именно его задачей является устроение мира через внутренне обустроенных людей, их умное, добродетельное и благочестивое отношение к Богу, человеку и окружающему миру. Педагог Коменский полагал обработку человека в дидактической машине лучшим путем к лучшему общес­тву. Педагогика была заявлена неотъемлемым аспектом социума, политики, культуры, экономики. Религиозные основы, ренессансное твор­чество в обучении самого себя, рационалистический метод Нового времени стали основами такой педагогики.

Средства достижения педагогического прогресса. Эпохальным событием в педагогике стало издание в 1630–1650-х гг. учебных книг Коменского для начального обучения в латинской школе: «Отверзтой двери к языкам», «Преддверия к изучению языков», «Внутреннего дворика» и особенно «Мира чувственных вещей в картинках». Этот учебник по-новому продол­жил линию языковых учебников. В нем соединены текст и тематическая картина к этому тексту. То и другое объединяют проставленные в тексте и на гравюре цифры при называемых предметах. 150 мини-рассказов об «основных вещах и действиях» обнимали в качестве путеводителя весь мир от Бога, природы, человека до профессий, семьи, наук и провидения. Книга не только делала видимым окружащий мир, но и сводила его во всеобщую связь, показывала обусловленность, важность и неслучайность всех явлений. Ребенок соединял язык, вещи, действия, постигал к ним собственное отношение, получал ориентацию в окружающем мире и самом себе.

Коменский заявил образование, орга­низованное на основе прагматичного метода обучения и правильного отношения к миру, себе и Богу, основным способом совершенствования и восстановления человека. Следующее мудрости, всеобщему исправлению нравов и общественных отношений, воспитание человечества как "всеобщая школа" есть, по Коменскому, истинный путь для всех стран и народов. На этом пути идеализм, устремленность к Богу и свету должны, настаивал Ян Амос, сочетаться с рациональной организацией учебного процесса, ставящей частные, практические цели (умение действовать) в связь со всеобщими (верить и знать), опираться на всеобщее в достижении особенного, и наоборот.

Путь и условия обучения. Коменский полагал, что обучать надо постепенно, идя от целого к частному и обратно, соблюдая как порядок в изложении, так и всеобщую связь вещей друг с другом. Знаменитый тезис «учить всех всему» означал у него не всеобщее обучение, а полное обучение необходимому на том или ином этапе школьного курса. Система четырех начальных учебников, сохраняя от книги к книге структуру и перечень базовых тем, от этапа к этапу по каждой теме расширяет изложение материала. Получается принцип «матрешки»: ученик проходит вроде то же самое, но в более детальном и подробном виде. Он вспоминает изученное и дополняет его новыми сведения по тому же вопросу. Порядок изложения следует принципу системности, на котором основано энциклопедическое построение образования у Коменского. Порядок и система требуются как для восприятия мира учеником, так и для его понимания самого себя и постижения Бога. Ratio совсем не противоречит fides. Вера и рассудок для Коменского едины. Человек есть отражение Бога, и к такому его состоянию, ныне утраченному, может вернуть любого истинное образование, протекающее, по Коменскому, в единстве получаемых знаний, укрепляемой веры, научения социальным (профессиональные потом добавятся) действиям. В обучении наставник выделяет четыре стадии любого процесса обучения: правильное наблюдение (восприятие внешними и внутренними чувствами), правильное действие по образцу, правильное применение узнанного и освоенного в новых условиях и к новому, и в итоге: правильная речь, то есть умелое изложение изученного, испытанного, пройденного и освоенного.

Какие принципы обучения были предложены основателем научной педагогики? Первый, «всему учить легко», в игре и жажде познания. Второй, "всему обучать быстро", предлагая общую картину и не вдаваясь в детали. Этот принцип особенно подвергался критике уже при жизни «учителя народов», как назвал Яна Амоса Т. Масарик в ХХ веке. Третьим может быть назван принцип сознательной дисциплины, интерес и понимание ставящий выше розги и страха. Четвертый принцип – самообразование, автодидактика. Его Коменский прочувствовал на самом себе. Самообразование опирается на чтение книг, выбор которых и навыки конспектирования дают ученику опору во всей последующей жизни. Чешский педагог не был просветителем: лучше одна, но хорошая книга, нежели масса дурных либо избыточных, а достигший мудрости и вовсе перестает нуждаться в печатном слове, поскольку он уже пришел к Богу через знание и восстановление себя. Степень избыточности книжного познания педагог определял жестко, за что также был критикуем как ренессансными гуманистами и неосхоластами, так и эрудитами рождавшейся новоевропейской науки.

Школа как центр и основа преобразования человека. Коменский был сторонником повсеместного открытия школ, особенно начальных. Обучение должно быть «житейским», то есть, вместе с грамотой давать познания и навыки, необходимые для применения сразу за порогом школьной комнаты – и территориальные (в семье и среди сверстсников), и временн?е (в последующей жизни). Школа есть «мастерская гуманности» и «кузница добродетелей», опытный наставни­к обучит человечности и воспитает благочестие. То и другое соединится в добродетели. Обучать, по Коменскому, лучше в группах, поскольку соревновательность – хороший стимул к успехам в учебе. Основатель научного понимания педагогики предложил серьезный и масштабный эксперимент: попытку выстраивать учебный процесс таким образом, чтобы по пути образования ученики шли и контролировались группой, а не индивидуально, как было принято в его время. Интересно, что Коменский аргументировал обучение в классах вниманием к каждому ученику со стороны наставника и старших школяров, вниманием, какового часто недостаточно дома, где у родителей нет времени, сил, ума обучать своего ребенка.

Конечно, школа – это еще и церковь, поэтому групповое обучение молитвам тоже узаконивает ее существование. Школы как мастерские, воплощающие правильный метод, имеют шанс стать местом обтесывания школяров и создания нравственно добродетельных, умственно развитых личностей, вспомнивших о собственном образе и подобии Богу. Коменский на собственном опыте и через учебники изучил и развил принципы, заложенные в педагогику лучшими конфессиональными учебными заведениями его времени: иезуитскими, кальвинистскими и другими.

Требования к наставникам. Они как апостолы, ибо собой показывают правильный путь. Дети любят копировать, и пусть они копируют образцовое, а не обыкновенное. Учителя несут в мир божественный свет, освещают взор ребенка, обучают видеть, постигать, знать, помнить, чувствовать, хотеть, мочь и делать. Они сами по себе достойные, благочестивые, усердные, неустанные и серьезные. Наставник прежде всего универсален, он должен научать полноте мира, человека и Бога. Такая позиция Коменского приводила к тому, что ему удавалось обустраивать начальные школы, но его попытки распространить свои принципы на следующие ступени образования не смогли воплотиться на основе концепции универсальности педагога.

Образование больше, чем жизнь. В то же время образование мыслилось Коменским проходящим сквозь всю человеческую жизнь, так же как и разворачивающимся в истории народов. Человечество на земле, индивид в собственной жизни – оба в школе: у них свое обучение в том или ином возрасте и на том или ином историческом этапе; правильное обучение на земле приводит в «небесную академию» («Панпедия», гл. 5). Таким образом, образование никогда не заканчивается. Однако первые годы – самые лучшие для молодых и гибких. Возрастов всего семь, о большинстве из них Коменский написал специально: младенчестве, детстве, отрочестве, молодости, зрелости, старости.  Человек как растение: его нужно культивировать уже на этапе молодых побегов; старое растение не исправить.

Правила как цель, результат и образец науки, веры и поведения. Статью о масштабной фигуре трудно завершать, тем более очерк столь небольшого объема. Вероятно, прекрасным эпилогом и эпиграфом к ее восприятию могут стать предложенные Коменским девять правил обучения: «Всему, что должно знать, нужно обучать... Всё, чему обучаешь, нужно преподносить учащимся как вещь действительно суще­ствующую и приносящую определенную пользу... Нужно обучать прямо, а не окольными путями... Обучать так, как оно есть и происходит, т.е. путем изучения причинных связей... Всё, что подлежит изучению, пусть сперва предлагается в общем виде, а затем по частям... Части вещи должно рассмо­треть все, даже менее значительные, не пропуская ни одной, принимая во внимание порядок, положение и связь, в которой они находятся с другими частями... Всё нужно изучать последовательно, сосредоточивая внимание в каждый данный момент только на чем-либо одном... На каждом предмете нужно останавливаться до тех пор, пока он не будет понят... Различия между вещами должно передавать хорошо, что­бы понимание всего было отчетливым.» (Великая дидактика, ХХ.1523). 

Итак, Коменский предложил для «дидактики», как тогда называли педагогику в целом, научную рационализацию и системность, основанные на порядке, методе, энциклопедичности, последовательности, полноте, понятности, элементарности и легкости обучения на каждом из этапов. Силу научного разума Нового времени он объединил с ренессансной верой в человека и средневековым благоговением перед Абсолютом. Вера, наука и практика создали из себя – благодаря знаменитому мораванину – храм педагогической премудрости. В нем мы все, педагоги-практики и педагоги-теоретики, учителя и наставники, пребываем как служки, чтецы, певчие, диаконы, священники, пасущие малых мира сего. Храм этот, построенный Коменским, до сих пор стоит среди храмов других наук как им основа и подражание.

Список литературы

  1. Коменский Я.А. Избранные педагогические сочинения. Тт.1-2. [Текст] / Я.А.Коменский. – М.: Педагогика, 1982. – Т.1. – 656 с. – Т.2. – 576 с.
  2. Иванова Ю.В., Соколов П.В. Кроме Декарта. Размышления о методе в интеллектуальной культуре Европы раннего Нового времени. Гуманитарные дисциплины [Текст] / Ю.В.Иванова, П.В.Соколов. – М.:Квадрига, 2011. – 304 с.
  3. Красновский А.А. Ян Амос Коменский. [Текст] / А.А.Красновский. – М.: Учпедгиз, 1952. – 324 с.
  4. Мельников Г.П. Изучение наследия Я.А.Коменского [Текст] / Г.П.Мельников // Славяноведение. – 2015. - № 4. – С.3-13.
  5. Мельников Г.П. Педагогика Я.А.Коменского: синтез веры и знания [Текст] / Г.П.Мельников // История образования и педагогической мысли в эпоху Древности, Средневековья  Возрождения. – М.: РУДН, 2004. – С.533-574.
  6. Поиск гармонии в мире хаоса: Ян Амос Коменский и современная философия образования. Мат-лы Межд.научно-практ.конференции. [Текст] – СПб.: Петершуле, 2016. – 320 с.
  7. Человек–культура–общество в концепции Яна Амоса Коменского: Мат-лы Межд. симпозиума к 400-летию со дня рождения Я. А. Коменского. [Текст] – М.: Река времен, 1997. – 334 с.
  8. Atwood C.D. The Theology of the Czech Brethren from Hus to Comenius. [Текст] / C.D.Atwood – University Park: The Pennsylvania State University Press, 2009. – 457 р.
  9. Dubois F. & H.-P.Gerstner (Hrg.) Comenius in Heidelberg. [Текст] – Heidelbeg: Winter, 2014. – 180 S.
  10. Menck, G. Die Hohe Schule Herborn in ihrer Frühzeit (1584-1660). [Текст] / G.Menck – Wiesbaden: Historische Kommission für Nassau, 1981. – 363 S.
  11. Ramus, Pedagogy and the Liberal Arts. Ramism in Britain and the Wider World. [Текст] – Farnham: Ashgate, 2011. – 256 p.

 

< Пред.   След. >
 

 

 

 
 
Адрес: 119017, г. Москва, НПБ им. К.Д. Ушинского РАО, Б. Толмачёвский пер., д. 3, к. 26; Тел: (495) 959-52-36 Тел/факс: (495) 978-40-33
 
   

Вестник Образования России © 2017