Вестник Образования России - «МЫ ПЕРЕСТАЛИ БЫТЬ ЧИТАЮЩЕЙ СТРАНОЙ» 
 
Вестник Образования России
Вестник Образования России
СБОРНИК ПРИКАЗОВ И ИНСТРУКЦИЙ МИНИСТЕРСТВА ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ

   
   
 
 
ГЛАВНАЯ
СРОЧНО В НОМЕР!
НОРМАТИВНЫЕ ДОКУМЕНТЫ
ИНТЕРВЬЮ И СТАТЬИ
ШКОЛЬНЫЙ САЛОН
КОНКУРСЫ И ВЫСТАВКИ
АРХИВ НОВОСТЕЙ
ЖУРНАЛЫ
 
 
ИСТОРИЯ ЖУРНАЛА
РЕДАКЦИЯ
ПОДПИСКА
ПАРТНЕРЫ
ЗОЛОТОЙ ЗНАК
РЕКЛАМОДАТЕЛЯМ
КОНТАКТЫ
КАРТА САЙТА
 
 
 
 
  ГЛАВНАЯ arrow ИНТЕРВЬЮ И СТАТЬИ arrow «МЫ ПЕРЕСТАЛИ БЫТЬ ЧИТАЮЩЕЙ СТРАНОЙ»
    
Версия для печати Печать...

26.04.2016

Интервью с президентом Российской академии образования, президентом Международной ассоциации преподавателей русского языка и литературы, председателем Попечительского совета Фонда «Русский мир», д.фил.н. Людмилой Алексеевной ВЕРБИЦКОЙ

Людмила Алексеевна, мы встречались с Вами почти два года назад, что изменилось за это время в деятельности Российской академии образования. Как Академия взаимодействует с другими институтами, которые ранее были ее структурными подразделениями?

Эти два года были достаточно сложными. Когда я дала согласие баллотироваться на должность президента Российской академии образования, то еще не знала, что готовится ее реорганизация. Она проходила фактически до октября 2015 года, это был очень трудный и болезненный процесс, потому что из 26 институтов нужно было оставить только 8. Сокращение кадров, объединение институтов – все это невероятно сложно. Хотя бы потому, что это работа с живыми людьми. Необходимо было расстаться с рядом совместителей, хотя многие из них были нужны РАО. Не могу представить, как с реорганизацией справляется Российская академия наук: в ней около 1000 институтов, а должно остаться, кажется, около 40.

На сегодняшний день процесс реорганизации Российской академии образования формально закончился, но по существу осталось много разных трудных вопросов, которые решают уже сами директора институтов, но, конечно, с помощью Академии, потому что это в первую очередь институты РАО, хотя они непосредственно находятся в подчинении Министерства образования и науки Российской Федерации.

На заседание Госсовета по вопросам совершенствования системы общего образования Вы и Председатель Государственной Думы ФС РФ С.Е. Нарышкин говорили о подготовленном проекте Концепции преподавания русского языка и литературы в школе. Что в этом проекте является самым основным, главным?

Поскольку Госсовет был посвящен проблемам образования в целом, о Концепции преподавания русского языка и литературы в школе в своих выступлениях говорили Министр образования и науки Российской Федерации Д.В. Ливанов и Председатель Государственной Думы ФС РФ С.Е. Нарышкин. Он больше полугода назад сформировал круг людей, профессионалов, которые должны разработать данную Концепцию.

Работа над Концепцией, к сожалению, еще не завершена. В феврале мне был передан последний вариант из Минобрнауки России. Пока не известно, когда пройдет следующая встреча под председательством С.Е. Нарышкина, на которой будут внесены конечные правки и утвержден конечный вариант. После технического оформления в Аппарате Правительства Российской Федерации окончательный текст Концепции будет утвержден постановлением Правительства РФ и вступит в силу.

Как Вы думаете, что должно измениться в преподавании русского языка и литературы с принятием вышеназванной Концепции?

Самое главное заключается в том, что будет два предмета – русский язык и литература, а также не будет разделения на базовый и профильный уровни. Невозможно владеть русским языком на каком-то уровне, им можно владеть плохо или хорошо.

На Госсовете, о котором мы говорили, был обсужден еще один аспект, касающийся Концепции. Изначально С.Е. Нарышкиным сформированы три рабочие группы. Группу по русскому языку как иностранному возглавляет ректор Института русского языка имени А.С. Пушкина М.Н. Русецкая, но она по образованию дефектолог, а не филолог, а это совершенно иной подход к языку. В двух других группах с поставленными задачами прекрасно справились директор Государственного литературного музея Д.П. Бак и директор Института русского языка Российской академии наук А.М. Молдован. У Александра Михайловича есть блестящий заместитель М.Л. Каленчук – профессионал высокого ранга. И фактически всю сложную работу по соединению трех разных частей в единый документ проделала именно она.

До моего выступления на Госсовете, оставалась идея М.Н. Русецкой, что со следующего учебного года надо в четырех тысячах российских национальных школ перейти на преподавание на русском языке (это десятая часть школ России). Данная позиция вызвала необыкновенное волнение в регионах страны. Во многих из них я была, результаты ЕГЭ в этих регионах очень не плохие, но сразу перейти на преподавание на русском языке в них совершенно невозможно. Безусловно, русский язык как государственный должны знать все, и я думаю, постепенно, без дополнительного напряжения все образовательные организации перейдут на преподавание на русском языке.

Что нужно сделать, поменять или изменить, внедрить в образовательную практику, чтобы русский язык знали выпускники, да и вообще ученики в общеобразовательной организации? Что сделать, чтобы выпускники школ осознано выбирали профессию учителя?

Коренным образом нужно менять именно методы преподавания русского языка. Ничего не изменится в преподавании, если не будет ярких, творческих преподавателей, не будет хороших учебников. Русский язык сейчас – это предмет, который не очень любят ребята, начиная со среднего звена. Если в начальной школе есть красочные учебники, а уроки проходят в игровой форме, то дальше дети не понимают, за что они должны любить этот предмет. Мне в жизни повезло – у меня были потрясающие преподаватели – творческие, яркие, образные. И, наверное, любовь к языку передалась мне от них. Но таких преподавателей не очень много. Моим дочерям в этом плане повезло меньше.

Концепция хороша тем, что в ней все достаточно точно и просто прописано. Описаны значение русского языка и литературы в современной системе образования, показаны проблемы изучения русского языка и литературы и проблемы содержательного характера. При этом мне кажется важным, что здесь выделены методические и кадровые проблемы и даны основные направления их решений.

Принятие документа облегчит подготовку кадров по данным дисциплинам, поможет школьным учителям в работе с детьми. Хотя есть педагоги, которые прекрасно учат и без Концепции. Я не раз бывала в сельских школах Республики Башкирия, и была потрясена. Учителя работают, не опираясь на Концепцию или другие документы, но при этом прекрасно выучивают детей.

Беда педагогических вузов, как мне кажется, заключается в том, что они очень плохо справляются со своими обязанностями по подготовке учителей. Я много лет назад говорила, что неправильно было в свое время создавать отдельные педагогические вузы. Педагогические факультеты должны быть в университетах, но без помощи других факультетов трудно подготовить высококлассного специалиста. С другой стороны, есть Российский государственный педагогический университет имени А.И. Герцена. Именно университет с различными факультетами. Но таких примеров очень мало.

Я не могу понять, как это возможно, когда взрослый, сформировавшийся человек идет поступать в педагогический вуз, понимая, что по окончании, он не пойдет работать в школу. Руководители всех педагогических вузов совершенно сознательно скрывали число выпускников, которые идут работать в школы. В среднем показывали 30%, а на самом деле в школу шли примерно 10%. В последнее два года наметились изменения. Я вручала дипломы выпускникам МПГУ и у каждого спрашивала, куда он идет работать. Кто-то шел в магистратуру, но многие выпускники уже работали в школах. С этим я впервые столкнулась и была очень этому рада этому.

Основная задача педагогических вузов – вырастить яркого, творческого преподавателя, который бы в первую очередь любил детей. У нас никто нигде не говорит о любви к детям. Нельзя не любя детей, работать в школе.

Когда студент учится, он, естественно, овладевает определенными знаниями, например, изучает фонологию, закономерности звукового строя языка. При этом он должен применять свои знания на практике – показать детям в начальной школе связь между звуком и буквой. Любая теория должна быть применена на практике. К сожалению, нигде не закреплено, что каждый выпускник обязательно должен отработать в образовательной организации от 3 до 5 лет. Потому что многие из тех, кто пошел работать в школу, уходят оттуда через год. И государство никаким образом не пытается получить деньги, потраченные на их образование.

Еще одна проблема – учебники. Сейчас существует огромное количество учебников по русскому языку для средней школы, но нет ни одного, который можно было бы по праву назвать настоящим, который бы интересно и увлекательно представлял очень сложную и многообразную систему русского языка. Надеюсь, что к концу этого года появится линейка учебников, которую готовит Санкт-Петербургский государственный университет, не один филфак, а именно весь университет в целом. Но лучшим учебником все равно, с моей точки зрения, остается учебник 1934 года, написанный академиком Л.В. Щербой. Потому что писал его гений, который понимал и систему, и структуру языка, который мог проникнуть в глубины очень сложной языковой материи и так просто об этом написать. К сожалению, учебник нельзя переиздать, потому что нужно очень многое в нем менять, ведь язык – живая, развивающаяся система. Лев Владимирович помнил главное – педагога нужно научить мыслить, анализировать и сравнивать. На самом деле только лингвист, который понимает, как глубок, как сложен язык, но вместе с тем как он организован, и должен писать учебник.

Еще одна большая проблема – мы перестали быть читающей страной. Вдумайтесь, маленьким детям читают два сотых процента родителей. По данным за 2014 год 30 % жителей страны не взяли за год ни одной книги в руки.

Так что отсутствие ярких, творческих преподавателей, отсутствие на самом деле хороших, настоящих, современных учебников и отсутствие интереса к чтению – вот наши основные проблемы.

Великие умы, например Д.И. Менделеев, говорили о неразрывности образования и воспитания. Не могли бы Вы немного рассказать и об этом?

Нельзя думать, что из-за принятия Стратегии развития воспитания детей в Российской Федерации все поголовно с завтрашнего дня станут воспитанными. Нужно думать о воспитании человека, когда он еще находится в утробе матери. Именно в эти девять месяцев формируются все основные механизмы. Нужно чтобы ребенок слушал прекрасную музыку, мать должна читать вслух. И с первой минуты появления ребенка на свет, это должно продолжаться. А потом воспитывает ведь и сама жизнь. Поэтому ребенок должен видеть, что есть правда, и не относится спокойно к тому, что при нем врут. И невозможно запрещать ребенку то, что в доме постоянно делают родители. Поэтому я не понимаю, как можно отделять воспитание от процесса обучения. Ясно, что обучение и просвещение – это и есть воспитание.

А как изменились ученики, студенты с введением ЕГЭ?

Учителем я не работала ни одного дня, хотя у меня в дипломе написано «преподаватель русского языка и литературы в средней школе», но после окончания аспирантуры и защиты диссертации я сразу начала работать на кафедре в университете. Сейчас по пятницам я читаю лекции в Санкт-Петербургском государственном университете. И самое прекрасное для меня – это общение с молодежью, студентами. Я вижу детей новой России. Я много лет читаю лекции и вижу, что с каждым годом люди становятся другими. Сейчас на филологическом факультете 70% иногородних студентов, по ним я могу судить, какие замечательные у нас регионы. И все это благодаря ЕГЭ. Общаться с этими ребятами – огромное удовольствие. И все знают, что у меня по пятницам всегда хорошее настроение.

Нам известно, что Вы подписали соглашения о сотрудничестве с несколькими регионами. Не могли бы Вы рассказать, в чем заключается их суть?

Целями соглашений являются развитие образования и науки в регионах, повышение эффективности использования образовательного, научного и инновационного потенциала, подготовка кадров высшей квалификации для нужд региона.

Многое в регионе зависит от личности его губернатора. Два года назад я была на августовском педагогическом совещании Московской области и слушала выступления, в которых говорилось, что в сфере образования все прекрасно. Потом за трибуну вышел А.Ю. Воробьев и сказал: «Я не понимаю, где я присутствую, на каком-то старом партийном собрании? Или вы нам рассказываете о настоящей жизни? Разве все проблемы решены?» Я поняла, что этот человек вникает в суть каждой проблемы. Губернатор Владимирской области С.Ю. Орлова – удивительная женщина. Она вникает во все тонкости различных сфер жизни и добивается качества выполненных работ. Одна дорога от Владимира до Суздаля чего стоит. Вот с такими глубокими губернаторами мы и подписываем соглашения.

На сегодняшний день соглашение подписано с 8 территориями – Республиками Дагестан и Татарстан, Чеченской Республикой; Владимирской, Ленинградской, Московской, Новосибирской областями; Ханты-Мансийским Автономным округом. Кроме того подписано Сибирское соглашение, которое объединяет Сибирский регион.

Суть этих соглашений очень глубокая. Во-первых, в этих субъектах Российской Федерации есть экспериментальные площадки – интересные школы, с которыми мы сотрудничаем. Не любая школа может стать такой площадкой. Поэтому, заключив соглашение с губернатором, мы знакомимся с методиками преподавания разных предметов в разных образовательных организациях. Наша цель – собрать разнообразные методики вместе.

Во-вторых, в РАО есть очень много интересного, чем мы можем поделиться с регионами. Наши академические институты занимаются не только фундаментальной наукой, они, например, помогают детям с нарушениями здоровья – слуха, зрения, физическими особенностями. Этих детей наши специалисты возвращают в нормальные классы. Сотрудники Академии занимаются педагогикой, психологией, социологией, недавно был создан Центр русского языка, в рамках которого много делается для его развития.

Два года назад я встречалась с учителями Москвы, которые были категорически против введения сочинения. Существует ряд проблем с педагогическими колледжами. И многие другие. Сотрудники РАО серьезно анализируют плюсы и минусы вводимых новшеств, пытаются помочь в решении проблем. Именно поэтому мне кажется, что мы полезны друг другу.

В заключение хочу сказать, что решение всех вскрытых проблем, плавный переход школ на преподавание на русском языке, принятие Концепции, воспитание творческих, профессиональных педагогов – все это позволит увеличить уровень языковой культуры в стране, закрепить позиции русского языка, привить любовь школьникам к чтению, к родному слову.

 

< Пред.   След. >
 

 

 

 
 
Адрес: 119017, г. Москва, НПБ им. К.Д. Ушинского РАО, Б. Толмачёвский пер., д. 3, к. 26; Тел: (495) 959-52-36 Тел/факс: (495) 978-40-33
 
   

Вестник Образования России © 2017